Почему не дефенестрации?

Весьма обеспокоен складывающимся негласным консенсусом у разнообразной непризнанной оппозиции России, заключающимся в том, что верхушку (да-да, самую-самую) действующей власти РФ и их друзей по кооперативу «Озеро» и т.д. нельзя будет публично осудить, раскулачить, всё отнять, сгноить в рудниках или хотя бы придать публичной лютой смертушке. Почему эти «люди» должны оставаться безнаказанными и вообще жить после сотворённого с нашей страной? Беспокоюсь.

диванный злопыхатель

Мне уже приходилось отвечать на схожий вопрос, разъясняя непрактичность террора против силовиков. В общем-то, все эти доводы, и даже в большей степени, относятся и к государственной верхушке. Есть известное политологическое наблюдение, о том, что чем меньше крови пролито при транзите власти, тем демократичнее и травояднее будет новая власть.

Так что месть действительно лучше сервировать охлаждённой. Сперва мирный транзит власти вместо кровавой революции. Затем мирное сокращение штатов вместо люстраций. И только после того, как проведена дерегуляция права, восстановлена уверенность в возможности справедливого суда, уже сами граждане начнут мало-помалу подавать иски против престарелых бывших тиранов и их престарелых бывших приспешников. Их грязное бельё будет полоскаться на широкую публику, их преступления будут беспристрастно и публично рассматриваться, а миллиарды — таять в погашение претензий. Остаток их жизни пройдёт в непрерывных изматывающих тяжбах. Но в момент транзита ничто не будет ничего подобного предвещать. Они даже получат гарантии от переходного правительства народного доверия, что оно, правительство, не будет их преследовать. И действительно, такие важные вещи нельзя доверять правительству, это дело частных юридически равных лиц.

Просто имущественные претензии, ничего такого

Если меня случайно задели плечом или наступили на ногу, а я в ответ застрелил «агрессора» — буду ли я прав с точки зрения NAP?

анонимный вопрос

По каким-то непонятным для меня причинам в российском либертарианстве основной акцент слишком часто делается на NAP, причём принципу неагрессии придаётся не столько правовое, сколько этическое, а то и мистическое значение. Всякие ублюдочные конструкции вроде «я с тобой NAP не заключал» или «он вышел из NAP» — это всё от вот этого вот интеллектуального перекоса. Нарушение NAP становится волшебным триггером, который превращает человека из правового субъекта в объект легитимного насилия.

Напомню, что корректная формулировка NAP — это «никто не имеет права на безнаказанную инициацию насилия». И этот принцип — производное из куда более фундаментального принципа самопринадлежности, который заявляет о неотъемлемом праве собственности человека на своё тело. Насилие, таким образом — это посягательство на собственность. Это посягательство влечёт правовые последствия, если на то будет воля собственника.

NAP, утверждая про отсутствие права на безнаказанность агрессивного насилия, ничего не говорит о мере наказания. Просто у вас появилась имущественная претензия к другому человеку: он наступил вам на ногу. Вы предъявляете ему эту претензию. Он в ответ предлагает не расставлять ноги где попало, то есть утверждает, что вы создали ему помеху, не дав свободно перемещаться по территории, которая, скажем, никому из вас не принадлежит. Наступив на ногу, он избежал подножки, которая причинила бы ему имущественный ущерб. Вы в ответ охреневаете и предлагаете ему промыть глаза и смотреть, куда прёт, то есть утверждаете, что его поведение несёт постоянную системную угрозу для окружающих. Он в ответ сообщает, что мамку вашу ебал, и предлагает вам идти нахуй. Таким образом, если не воспринимать его утверждение буквально, он утверждает, что готов применить к вам насилие, если вы не прекратите предъявлять к нему претензии. Вы сообщаете ему в ответ, что он охуел, пидор, и что сейчас вы его языком заставите облизывать свои ботинки. Иначе говоря, вы обещаете энфорсмент удовлетворения ваших имущественных претензий, но оставляете для него возможность поторговаться о размере компенсации. Он в ответ обещает, что запихает вам ботинки в жопу, то есть категорически отказывается от удовлетворения вашей имущественной претензии в какой-либо форме и выражает готовность к эскалации ущерба в ответ на вашу попытку энфорсмента. Вы в ответ его расстреливаете, то есть применяете к нему ультимативные экономические санкции, приводя в негодность его собственность.

Разумеется, в этом кейсе могло и не быть перепалки, а вы сразу примените эти экономические санкции, не дожидаясь отказа контрагента в выплате компенсации ущерба. Но для потенциального судьи дело выглядит именно так: вам был нанесён относительно небольшой ущерб, вы в ответ нанесли ущерб существенно больший. Следует ли в связи с этим обязать вас к каким-то компенсационным выплатам в чей-то адрес, изгнать ли вас из локального комьюнити, сказать ли вам спасибо за то, что завалили опасного мудака, любящего докапываться до людей, но, по счастью, не столь ловкого в обращении с оружием, как вы — какое именно решение примет суд, будет зависеть от множества обстоятельств, которые суд и должен рассмотреть. Тут сыграет роль и ваша репутация, и репутация убитого, и традиции комьюнити, и то, какую компенсацию запрашивают друзья убитого, и личные моральные установки судьи, и, возможно, ещё ряд факторов.

И вот эти вот правовые рамки, касающиеся допустимых санкций за тот или иной имущественный ущерб — это спонтанный порядок, который будет формироваться в либертарианском обществе, оптимально приспосабливая его к потребностям людей так, что удовлетворённость людей в обществе будет максимизироваться, а конфликты — минимизироваться. Потому что именно такова функция права — разрешать конфликты. 

Когда идет речь о насилии, говорится только о физическом. Но различные способы психологического могут вызывать физиологические проблемы с ЦНС, с мозгом. Если устраивать постоянные ссоры, не давать спать и прочие дышания в трубку. Можно сказать что «от этого можно уйти», так и охрану можно нанять.

анонимный вопрос

Когда действия одного человека становятся причиной ущерба, понесённого другим человеком, а доказательства ущерба и его оценка могут быть продемонстрированы, этого достаточно, чтобы потребовать возмещения ущерба, и совершенно неважно, имело ли место именно физическое насилие.

Другое дело, что ущерб вследствие ненасильственных действий гораздо сложнее доказывается, поэтому внешний арбитр может и отказать в возмещении ущерба по подобным делам. Именно поэтому в случае психологического насилия более успешной ответной тактикой может оказаться не иск, а, например, ответное психологическое насилие.

Разумеется, когда жертва психологического насилия получает подобные рекомендации, ей есть, от чего впасть в отчаяние.
Что тут можно сказать? Точно так же, как для непосредственной защиты от физического насилия очень полезно владеть оружием и уметь им пользоваться — а уже после успешной самозащиты предъявлять иски тем, кто остался жив — так и для непосредственной защиты от насилия психологического полезно тренировать психику и уметь пользоваться психологическим оружием — а уже после успешной самозащиты заниматься порчей репутации неудачливого абьюзера, если он ещё не залез в петлю.

Если набить морду клерку, он полежит в больнице пару дней и вернётся к работе, потеряв совсем немного. А если набить морду президенту, у него, например, дипломатический визит сорвётся, ущерб велик. Выходит, компенсации им тоже положены разные. Как это соотносится с принципом равенства перед законом?

Алексей Рязанов

Ценности субъективны, это аксиома экономической теории.
Даже один и тот же клерк понесёт разные издержки в зависимости от того, в какой момент жизни ему набить морду. Поэтому в случае пьяной драки в пабе он через полчаса будет весело квасить с тем, с кем недавно дрался, а если из-за драки он не попадёт в тур своей мечты с любимой девушкой, это для него будет чревато последствиями, более серьёзными, чем срыв какого-нибудь сраного дипломатического визита.

Более или менее исчислимый ущерб от насилия покрывается страховым полисом, а страховая компания уже взыскивает его у того, кто применял насилие, если на то будет её желание. Здесь президент и клерк равны: чем дороже купленный ими полис и чем выше по нему положена премия, тем больше они имеют шанс получить. Что же касается морального ущерба, то с его взысканием президенту даже сложнее. Это клерк может сутяжничать, пытаясь доказать третейскому судье, насколько серьёзно его обидели, а президенту, как публичной фигуре, придётся взвешивать свои слова, чтобы его поведение в суде не нанесло его репутации ущерб ещё больший, чем от рассматриваемого насилия. Не знаю как кто, а я бы на месте президента ограничилась требованием публичного извинения, и получила бы профит от красивых фоток с примирительными обнимашками.

вот, берите пример с греков

Охотно приму от вас битки в качестве донатов, и даже не буду рассматривать их отсутствие в качестве морального ущерба. Кошелёк 1A7Wu2enQNRETLXDNpQEufcbJybtM1VHZ8

Если либертарианская пенитенциарная система направлена на возмещение ущерба, то как она будет работать в отношении убийцы?

анонимный вопрос

Система будет работать точно так же, как и в отношении грабителя. Возмещения ущерба от убийства будут требовать те, кто этот ущерб понёс. Именно по этой причине в теоретических разработках по анкапу такую важную роль играют страховые компании: они несут прямой денежный ущерб от смерти застрахованного лица, а потому развитый страховой рынок со всей очевидностью будет приводить к уменьшению уровня убийств.

Если же пытаться ограничить обратную связь такими архаичными механизмами, как кровная месть, то это тоже, конечно, работает, но в современном обществе смотрится диковато, в наше время разработаны более эффективные рыночные механизмы.

А что насчет глобального потепления?

Думаю, отрицать это явление глупо. Следствием потепления служит таяние ледников и затопление земель, а следовательно нарушения прав собственности. Кто должен нести за это ответственность? И как с помощью рынка это предотвратить?

анонимный вопрос

Для подавляющего большинства жителей Земли глобальное потепление — это, разумеется, прекрасно. История наглядно показывает, что в периоды климатических оптимумов (они потому и называются оптимумами) жить людям было куда комфортнее, чем в периоды похолоданий: не так активно мёрли с голоду, как минимум.
Однако жителям атоллов какого-нибудь Кирибати от потепления никакого толку, у них на экваторе и так тепло, зато повышение уровня океана — вполне реальная проблема.

Так что да, действительно, одним людям выгодны одни климатические изменения, другим другие, и если изменение климата носит антропогенный характер, то те, для кого эта экстерналия отрицательная, имеют основания предъявить тем, что участвует в антропогенной изменении климата, иск о возмещении ущерба.
Представим себе, как это может быть реализовано при анкапе, то есть в системе свободного рынка. Абориген Кирибати лезет в интернет, ищет сперва теоретическую информацию об отраслях, вносящих наибольший вклад в глобальное потепление, потом конкретные компании, работающие в этих отраслях, а потом начинает заваливать их исками? Как-то нереалистично. Слишком много компетенций требуется от пострадавшего, слишком трудно рассчитать величину компенсации ущерба. Когда же ущерб всё-таки удастся рассчитать, запросто может оказаться, что расчёт обошёлся дороже, чем размер компенсации. Что же остаётся?

Остаётся только частная благотворительность. Экоактивисты поднимают хайп, снимая ролики про несчастных аборигенов, уходящих под воду. Компании и отдельные медийные персоны пользуются хайпом, создавая фонд помощи пострадавшим от затопления. На средства фонда отдельным желающим аборигенам торжественно под камеры помогают переехать куда-нибудь на Гавайи, Филиппины или Соломоновы острова, или просто вручают деньги, на которые те обзаводятся яхтой и дальше уже сами решают, к какой гавани пристать. Вуаля, все довольны, все в прибыли, рыночек порешал!

Кирибати

Ну, вы же понимаете, что про частную благотворительность — это было не просто так? Как насчёт скинуться на яхту? 
1A7Wu2enQNRETLXDNpQEufcbJybtM1VHZ8 

Допустим, моя собственность (будь это корова, а может и обычный мяч) попадает на участок моего соседа, но никаких договоров на такие случаи у нас не заключалось. Может ли сосед в таком случае забрать мой мяч, убить мою корову?

анонимный вопрос

Для начала соседу нужно быть готовым доказать, что это не он украл мяч или корову, а оно само попало на его землю. Затем ему нужно быть готовым доказать, что попадание постороннего объекта на его собственность нанесло ему ущерб. И, наконец, ему нужно быть готовым доказать, что он не знал и не имел простых способов выяснить, кому принадлежит объект, поэтому наиболее логичным способом компенсации ущерба счёл присвоение объекта себе, а не обращение к хозяину объекта с требованием компенсации.

Сам по себе титул собственности на объект не переходит от одного субъекта к другому лишь из-за того, что объект поменял дислокацию. Но, конечно, в ситуации, когда неизвестно чья корова два года паслась на чужом участке, успела отелиться, и тут является хозяин коровы, то хозяин участка, пожалуй, сумеет обосновать свои права на телёнка. Точно так же, обратившись за своим мячом через неделю, хозяин мяча вряд ли вправе требовать арендную плату за то, что мячом успели сыграть в футбол.

Trespassers will be shot

Есть владелец земли и склада с нитратом аммония на ней. И тут он взрывается, наносит кучу ущерба прилегающим территориям (см. взрыв в Тяньцзин). Собственника разметало в прах, наследников нет. Будет ли преимущественное право у пострадавших на долю земли под складом или кто успел тот и присвоил?

Анонимный вопрос

Если земля была в собственности у владельца склада, то она, разумеется, как и прочее оставшееся от него имущество, должна уйти в оплату частичного возмещения ущерба соседям. Если кто из соседей пожелает получить свою долю в натуральной форме, то придётся возиться и проводить межевание, а если все согласны на деньги, то и проблем меньше, можно делить участок на лоты произвольной конфигурации, для удобства продажи.

Тяньцзин

Рада, если эта несложная консультация вам помогла. Благодарить лучше в денежной форме: 1A7Wu2enQNRETLXDNpQEufcbJybtM1VHZ8

Петя убил Ваню

Петя убил Ваню. Петю судят. В процессе суда выясняется, что Ваня — серийный убийца. Петя, убив его, устранил нарушителя NAP и спас много жизней. Проблема в том, что Петя понятия не имел о грехах своей жертвы — Петя просто гондон и убийца.

Должны ли мы осудить Петю за убийство или оправдать его т.к. Ваня нарушил NAP?

Иными словами, в какой момент нарушитель NAP выходит из NAP — в момент совершения преступления или когда об этом узнает третье лицо?

В задаче мы находимся в зоне либертарианского права.

Евгений Квасов

Возведение NAP в ранг главного принципа либертарианства приводит к множеству разногласий и лингвистических ублюдков, вроде «нарушение морального NAP», «я с тобой NAP не заключала», «выход из NAP». Принцип неагрессии видится людям чем-то вроде договора, который можно заключать, расторгать и обставлять дополнительными условиями.

Куда удобнее выводить всё непосредственно из базовой аксиомы либертарианства — аксиомы самопринадлежности. Петя убил Ваню, посягнув тем самым на ванину частную собственность — ванино тело. Неважно, был ли Петя баунти хантером страховой компании «Сонечко», охотящейся на бывшего контрактника московского царства Ваню, или забулдыгой, замочившим незнакомого парня за косой взгляд, или даже Петя оборонялся от напавшего на него Вани. В любом случае Петя повредил чужую собственность, и теперь он должен быть готовым нести за это ответственность.

Если найдётся тот, кто хочет, или по договору обязан, разбираться с убийцей Вани, то Пете придётся или отбиваться, или пытаться договориться — полюбовно или в суде.

По условию задачи Петя согласился на суд. На суде в нашем случае выясняется, что Ваня никак не посягал на Петю, и Петя не действовал по поручению тех, кому Ваня некогда нанёс ущерб. Значит, со стороны Пети было нарушение NAP, и истец, например, ванина страховая компания, может требовать возмещения. Также на суде всплывает, что Ваня является давним нарушителем NAP, и за его голову другой страховой компанией назначена награда.

Наиболее вероятный исход дела: Петя получает награду за убийство Вани от одной страховой компании и выплачивает компенсацию за убийство Вани другой страховой компании. Ну а эта компания, в свою очередь, ещё до всякого суда выплатила страховую премию ваниным наследникам.

Понятно, что исход дела может быть иным: за Ваню могло не быть назначено награды, и тогда Петя оказался бы в более затруднительных финансовых обстоятельствах.

Кстати, о затруднительных финансовых обстоятельствах. Очень надеюсь, что у вас с деньгами всё хорошо, и вы даже решите поблагодарить этот канал в денежной форме. Мой кошелёк: 1A7Wu2enQNRETLXDNpQEufcbJybtM1VHZ8