Если НАП запрещает загрязнение чужой частной собственности, то он ведёт к анприму через отказ от автомобилей и промышленности?

анонимный вопрос

Принцип неинициации насилия — это один из критериев, по которым люди совершают выбор, живя среди других людей. Но его последовательное применение наталкивается на то, что у разных людей в разных ситуациях разные критерии того, что же такое насилие. Рок-концерт куда громче перфоратора за стеной, но человек с готовностью пойдёт на концерт и будет терпеть там насилие над своими ушами, а вот перфоратор терпеть готов в куда меньшей степени. К выхлопам двигателей или курению в помещении люди полвека назад были куда толерантнее, чем сегодня, но совершенно не факт, что тенденция продолжится.

Поскольку универсальные объективные естественные критерии для таких вещей отсутствуют, приходится пользоваться разными эвристиками, вроде, скажем, принципа эстоппеля, гласящего, что нарушающий некую норму не вправе требовать наказания других за нарушение этой же нормы. Куришь в помещении — не вправе требовать, чтобы другие не курили. Мусоришь — не вправе требовать, чтобы другие не мусорили. Так образуются места, где все более или менее не мусорят, и места, где всем на это по барабану.

Действительно, где-то будет проявляться сильная нетерпимость к выбросам, мы легко можем наблюдать такие территории, называемые заповедниками или, там, национальными парками. Там хозяева крайне бережно поддерживают «анприм» на территории, и от других требуют того же.

Если и есть что-то постоянное в человеческом сообществе, так это разнообразие. Ни один принцип никогда не будет довлеть над всеми абсолютно. Даже NAP. Вам достаточно внедрить его вокруг себя до того уровня, который будет удобен и вам, и окружающим.

Массовая атака акустическими волнами

Когда рыночек порешал

Жители химкинского ЖК «Правый берег» негодуют от того, что застройщик специально нагнал во двор старых автомобилей, дабы заполнить все парковочные места. В качестве альтернативы людей вынуждают покупать места на подземной парковке, стоимость которых начинается от 800К. Как можно решить эту проблему при анкапе?

Дмитрий

То, что вы описали — разновидность трагедии общин, когда недостаточно чёткие права собственности приводят к тому, что каждому выгодно эксплуатировать общий ресурс как можно более интенсивно, и это приводит к его быстрой деградации.

Как нетрудно догадаться по вступлению, наиболее простой рецепт состоит именно в более чётком определении прав собственности, для чего анкап весьма неплохо подходит. Давайте разберёмся в деталях.

Что мы имеем сейчас? Застройщик получает от муниципалитета разрешение построить дом, как-то договаривается с предыдущими собственниками земли, строит дом, продаёт квартиры и подземные парковки, но во владение землёй вступать не имеет права, земля под домом и возле дома является коллективной собственностью жильцов, потому что так распорядилось государство.

Как жильцы, желающие парковаться возле дома и не желающие покупать дорогое подземное парковочное место у застройщика, могут отстоять это право в нынешней ситуации? Им придётся организовать ТСЖ и наделить его правом устроить возле дома платную парковку, за что на общем собрании жильцов должно проголосовать определённое количество собственников квартир, владеющих не менее, чем половиной общего жилого метража. После этого застройщику будет несколько накладно занимать платную околодомовую парковку своими машинами, и он будет обдумывать иные способы монетизации своей нераспроданной собственности, например, также сдавать места в аренду, а не продавать.

Схема неплоха, но организационно очень сложна, да и в результате её применения автовладельцы будут вынуждены раскошеливаться на аренду парковки, а это явно не то, чего им бы хотелось, ведь куда приятнее пользоваться ресурсом бесплатно.

При анкапе нет внешнего регулятора, который требует, чтобы земля под домом принадлежала собственникам жилья, и застройщик будет заинтересован в том, чтобы оставлять её себе, а жильцам сдавать в аренду и квартиры, и парковочные места всех видов. Или, как вариант, квартиры продавать, парковочные места сдавать в аренду. Или продавать квартиры и подземную парковку, а надземные сдавать. Или не делать одного из видов парковки вовсе.

Фанаты же такой формы, как ТСЖ, смогут либо покупать землю и строить себе дом вскладчину, либо покупать у застройщика квартиры вместе с землёй, буде на то его добрая воля.

Так или иначе, в отсутствие внешнего регулятора, выступающего в роли обстоятельств непреодолимой силы, людям не придётся совершать странные и противоестественные обходные манёвры, когда свои интересы можно заявлять и отстаивать напрямую.

Кошмар Максима Каца…

Если вы пришли сюда по ссылке из других соцсетей, напоминаю, что на мой канал можно подписаться в телеграме, а для обсуждения деятельности канала там же, в телеграме, создан уютный чатик.

При анкапе вряд ли все страны вмиг станут одноэтажными, так что вопрос о коллективной собственности.

А именно о многоквартирном доме: что можно сделать в либертарианской России будущего с безумцами, которые разводят в квартире бешеных собак, носят мусор со свалки, сверлят каждый день, etc?

анонимный вопрос

Я уже отвечала на практически идентичный вопрос, но раз мы вернулись к этой теме, сейчас зайду немного с другой стороны.

В недавнем посте про монополии я упоминала про наличие на свободном рынке как факторов, способствующих укрупнению компаний, так и факторов, способствующих их дроблению. То, с какими неудобствами сталкиваются владельцы отдельных квартир при попытке совместно управлять многоквартирным домом, ясно говорит нам, что на свободном рынке в этой области более сильной будет тенденция к укрупнению компаний. И действительно, строить многоквартирный дом удобнее одному застройщику, управлять — одному юридическому лицу, и так далее. Так что по мере сглаживания первоначального российского нерыночного распределения собственности (у каждой квартиры свой хозяин) мы всё чаще будем приходить к ситуации, когда квартиры находятся в собственности лендлорда, и сдаются им в аренду.

Таким образом, рамки допустимого при эксплуатации апартаментов будут определяться в основном собственником, а не арендатором, и для тихого приличного жильца это, безусловно, удобно: сообщил хозяину, что сосед с ума сходит и забил квартиру какой-то вонючей дрянью, и тот уже наведёт порядок.

Ну а в случае, если мешающий вам сосед всё-таки является собственником своей квартиры, мы попадаем в рамки обычной задачи об отрицательных экстерналиях: предъявление претензии, переговоры, угрозы, суд, компенсация. Причём, опять же, если вы не собственник, а арендатор, задача решается проще, поскольку легче определить сумму ущерба. Вы декларируете готовность съехать, если ваш лендлорд не урегулирует проблему с соседом, и тот предъявляет соседу претензии, оцениваясь на размере арендной платы, которой он рискует лишиться, и это куда более надёжная база для судебного разбирательства, чем иные способы оценки ущерба.

Мораль. Содержание жилья — это тоже бизнес, и никто не обещал, что заниматься бизнесом это легко. Но способы облегчить себе жизнь есть, это же рыночек.

А что насчет глобального потепления?

Думаю, отрицать это явление глупо. Следствием потепления служит таяние ледников и затопление земель, а следовательно нарушения прав собственности. Кто должен нести за это ответственность? И как с помощью рынка это предотвратить?

анонимный вопрос

Для подавляющего большинства жителей Земли глобальное потепление — это, разумеется, прекрасно. История наглядно показывает, что в периоды климатических оптимумов (они потому и называются оптимумами) жить людям было куда комфортнее, чем в периоды похолоданий: не так активно мёрли с голоду, как минимум.
Однако жителям атоллов какого-нибудь Кирибати от потепления никакого толку, у них на экваторе и так тепло, зато повышение уровня океана — вполне реальная проблема.

Так что да, действительно, одним людям выгодны одни климатические изменения, другим другие, и если изменение климата носит антропогенный характер, то те, для кого эта экстерналия отрицательная, имеют основания предъявить тем, что участвует в антропогенной изменении климата, иск о возмещении ущерба.
Представим себе, как это может быть реализовано при анкапе, то есть в системе свободного рынка. Абориген Кирибати лезет в интернет, ищет сперва теоретическую информацию об отраслях, вносящих наибольший вклад в глобальное потепление, потом конкретные компании, работающие в этих отраслях, а потом начинает заваливать их исками? Как-то нереалистично. Слишком много компетенций требуется от пострадавшего, слишком трудно рассчитать величину компенсации ущерба. Когда же ущерб всё-таки удастся рассчитать, запросто может оказаться, что расчёт обошёлся дороже, чем размер компенсации. Что же остаётся?

Остаётся только частная благотворительность. Экоактивисты поднимают хайп, снимая ролики про несчастных аборигенов, уходящих под воду. Компании и отдельные медийные персоны пользуются хайпом, создавая фонд помощи пострадавшим от затопления. На средства фонда отдельным желающим аборигенам торжественно под камеры помогают переехать куда-нибудь на Гавайи, Филиппины или Соломоновы острова, или просто вручают деньги, на которые те обзаводятся яхтой и дальше уже сами решают, к какой гавани пристать. Вуаля, все довольны, все в прибыли, рыночек порешал!

Кирибати

Ну, вы же понимаете, что про частную благотворительность — это было не просто так? Как насчёт скинуться на яхту? 
1A7Wu2enQNRETLXDNpQEufcbJybtM1VHZ8