Возможно, Анкапистан лучше строить всё-таки в странах четвёртого мира?

Ну, скажем, в Сомали, Микронезии и прочих failed states, поскольку там легче достичь более-менее равномерного баланса потенциала насилия при сравнительно небольших затратах ресурсов (условно говоря, купить калаш) ввиду отсутствия сверхсильного всеподавляющего агента, энфорсящего монополию на насилие на данной территории, а также сложившейся вокруг него культуры раболепия и структуры экономики?

L29Ah (вопрос сопровождается донатом в размере 0.00013567btc)

Напомню читателям, что баланс потенциала насилия — это один из критериев стабильности безгосударственного сообщества по Хиршлейферу. Другие критерии — это стабильный состав сообщества и отсутствие значимого числа людей, поставленных на грань выживания. Действительно, какой-нибудь уединённый тропический рай, где кокосы падают прямо под ноги, и в котором живут мирные улыбчивые туземцы с калашами, легко построит у себя анархическое общество. Но мало иметь анархию, хочется-то именно анархо-капитализм.

А для анархо-капитализма требуется чуточку больше, чем отсутствие государства. Нужен капитализм, что означает товарно-денежные отношения. Так что нашему воображаемому тропическому раю потребуется полноценная товарная экономика, встроенная в мировую торговлю. Но международная торговля требует международного признания, и это серьёзное ограничение.

Сочиняя свой Меганезийский цикл, Александр Розов особо подчёркивал, что безгосударственное сообщество в Тихом океане у него строят не настоящие туземцы, а ихтамнеты. На самом же деле это полноценные белые люди с приличествующим белым людям представлением о собственности, свободе и праве — только отрицающие государство. Туземцами же они притворяются лишь для того, чтобы легитимизировать свои притязания в глазах международного сообщества и не становиться изгоями, влачащими жалкое существование под экономическими санкциями.

В реальной жизни подобный проект анархо-колониализма пытался провернуть институт систединга, но наткнулся на множество законодательных и технологических ограничений, и сейчас, судя по сайту, из либертарианского проекта выродился в нечто пропахшее экоактивизмом.

Так что сложно сказать, что проще: обеспечить переход к анархии в капиталистическом государстве, обеспечить переход к капитализму в failed state, или же организовать десант свободы в какое-нибудь игрушечное государство в Океании. Одно можно сказать точно: только лишь балансом потенциала насилия дело не ограничивается.

Белый человек с автоматом в тропическом раю
avatar
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Битарх
Администратор
Битарх

> «Другие критерии — это стабильный состав сообщества»

После повсеместного распространения интернета этот критерий больше не актуален (для простоты можно принять факт что он всегда выполняется). В современном мире сообщество может состоять из членов, не находящихся в одном месте географически и при этом обмениваться информацией о репутации участников. Исследование Хиршлейфера было опубликовано в 1995 году и автор описывал технологические возможности того времени (скорее всего, даже более раннего периода).

> «Туземцами же они притворяются лишь для того, чтобы легитимизировать свои притязания в глазах международного сообщества и не становиться изгоями, влачащими жалкое существование под экономическими санкциями.»

Сразу заметно что Александр Розов (автор Меганезии) не учёл идеи Нассима Талеба. Хотя нельзя за это его осуждать ибо Меганезийский цикл был написан раньше работ Талеба.

1) В Меганезии предполагается крупное высокоразвитое общество, которое конечно же будет иметь доступ в интернет и соцсети. Попытка ввести санкции против меганезийцев лишь увеличит популярность антиэтатистских идей в странах, где государство попытается ввести санкции против Меганезии. Если попытаются цензурировать, будет ещё хуже для этатистов — сработает эффект Стрейзанд. Либертарианские идеи обладают свойством антихрупкости, поэтому для государства единственная рациональная стратегия сдержать их распространение — молчать и никого не трогать.

2) Выгодно создавать даже мельчайшие безгосударственные сообщества в различных частях мира и делать их максимально открытыми и пассионарными. Тогда срабатывает эффект «диктатуры меньшинства» по Талебу (https://ru.ihodl.com/opinion/2016-08-16/kak-rabotaet-diktatura-menshinstva/). Например, таким образом крайне малочисленное ЛГБТ-сообщество добилось во всём западном мире равного к себе отношения с гетеросексуалами.