Выделенные полосы на частных дорогах

Я владелец автобусной компании, хочу сделать автобусы привлекательнее для перемещения, чтобы поднять money. Решаю использовать выделенную полосу.

В городе дорогами владеет несколько частников. С двумя я договориться смог, но с последним нет. Причём он владеет самыми загруженными участками.

Что мне делать?

Максим Барбухин

Чертовски сильно сомневаюсь, что на свободном рынке для владельца дороги будет окупаться выделение полосы под общественный транспорт. Другое дело, что частник может сделать одну из полос платной, и пусть абонемент на право её использования покупают и автобусные компании, и экстренные службы, и агрегаторы такси, и просто те, кому надо срочно и регулярно. Так или иначе, здесь вы сумели договориться о преимущественном праве проезда, а детали не очень важны.

Но вот ваши маршруты утыкаются в участок дороги, где трафик плотнее, а выделенки нет — например, её тут просто не втиснешь, это старый город, узковато. Или просто у владельца другая бизнес-модель, и под ваши нужды он подстраиваться не намерен. Я бы в этой ситуации попробовала такой вариант. Покупается реклама вдоль проблемных участков дороги, а там излагается просьба уступать дорогу автобусу. Мотивировочная часть может быть разной. Можно давить на сознательность, например: «автобус — это скорая помощь для тех, кто стоит на остановке, уступите ему, пожалуйста, полосу, чтобы люди не ждали слишком долго, и они будут вам благодарны». А можно и так: «Уступая полосу автобусу нашей компании, вы участвуете в розыгрыше. Каждый день мы разыгрываем ценные призы для вежливых водителей». И крутить на рекламном табло кадры со вчерашним призёром, взятые с регистратора автобуса: вот машинка с таким-то номером подаётся влево, уступая дорогу, дорогой водитель, вы выиграли столько-то, свяжитесь с нами для получения приза.

Можно придумать ещё много способов мотивации, ориентированных не на несговорчивого монопольного владельца конкретного участка, а на конкурентный рынок пользователей этого участка. В конце концов, вам не нужна вся полоса целиком, вам достаточно, чтобы ваш автобус пропускали. Чем приятнее людям будет это делать, тем скорее пропустят.

Платные выделенные полосы — круто, но не везде возможно

Как будет работать московский метрополитен при анкапе, и что будет, если кто-то купит все станции? Ведь конкуренция станет невозможной

анонимный вопрос

Зайду издалека и порекомендую для начала свежее видео от Григория Баженова, где он оппонирует авторитарным урбанистам и, в частности, объясняет главное предназначение города — возможность заработать.

Конечно, исторически у города часто была ещё и функция крепости. Но возможность сохранить богатство от внешнего грабителя во многом перекликается с возможностью собственно разбогатеть. Не кучкуйся люди в одном месте и не накапливай добро, они бы не могли позволить себе постройку такой удобной городской инфраструктуры, как защитные сооружения, да большой нужды бы в этом не было — рулили бы индивидуальные схроны в лесу или откочёвывание со своими стадами в укромные урочища. Так что всё-таки возможность накопить богатство, собравшись компактно большой толпой — первична.

Все удобства, которыми город обеспечивает людей, приспосабливаются к его главной функции. А если это делается плохо (например, городом управляют централизованно и мешают людям зарабатывать), то город загибается, проигрывая конкурентную гонку альтернативам. Это относится и к организации городского транспорта.

Чем мобильнее городской житель, тем больше у него выбор мест работы, тем в среднем лучшее место он себе находит, и тем богаче становится. В результате он получает возможность создавать платёжеспособный спрос на различные удобства, в том числе и на ещё большую мобильность. По большому счёту неважно, какова структура собственности в разных компаниях, предоставляющих транспортные услуги, лишь бы у них не было возможности силой диктовать свои правила конкурентам или потребителям. Иначе говоря, правильно организованный транспорт может быть чьим угодно, только не той институции, которая вырабатывает правила.

Так что в московском метро свой хозяин может быть у каждой ветки, или у каждой станции, или отдельно владелец станций, тоннелей и депо, и отдельно владельцы поездов. В принципе, единый хозяин может быть и у метрополитена в целом, он и в этом случае останется действовать на конкурентном рынке, конкуренцию ему составляют все альтернативные способы добраться из точки в точку в пределах города. Но даже если весь город со всеми улицами, домами и транспортом принадлежит единому владельцу, то альтернативой использования городского транспорта оказывается видеосвязь или переезд в другое место. Ведь город — это в первую очередь место, где можно заработать больше денег, чем вне города, и лишь затем всяческая инфраструктура для совместного проведения досуга большими толпами. Можешь заработать достаточные для тебя деньги в другом месте — и город уже не так сильно тебя держит.

Представим, что какой-нибудь сумасшедший владелец земли в городе повесил плакат гигантского размера со, скажем, изображением эротического характера.

Из соображений здравого смысла за такую выходку было бы правильно и справедливо сразу же наказать, а плакат заставить снять. При государстве так бы и произошло. А что было бы при анкапе?

Анонимный вопрос (оплачено в размере 0.0005 BTC)

Прежде всего, хочу извиниться, что не сразу заметила переведённый в четверг донат, и поэтому отвечаю только сейчас. Постараюсь в дальнейшем не разочаровывать.

При государстве мы, собственно, сплошь и рядом видим огромные изображения эротического характера, развешанные по городу на самых видных местах, от рекламных щитов прямо посреди тротуаров, до билбордов и баннеров во весь торец многоэтажки. На изображении обычно какая-нибудь минималистично одетая тян с наслаждением освежается какой-нибудь кока-колой или проверяет, насколько удобно сидится на капоте спорткара. Не знаю, как феминисткам, а мне такая реклама нравится, особенно сейчас, потому что напоминает о лете.

Если завтра исследования маркетологов в фокус-группах покажут, что продажи товара может увеличить реклама гомоэротического характера, или сцены насилия, или ещё что-нибудь в этом духе, то либо мы вскоре увидим и радостно приветствуем свежие рекламные образы, либо этому будет предшествовать лоббистская работа по получению у государства дозволения на демонстрацию подобных вещей, если сейчас оно это прямо запрещает.

Но ваш вопрос, в сущности, касался немного другого. Что, если некто решил разместить не рекламу, а изображение заведомо отталкивающего характера, которое ничего не призывает купить, а просто вызывает отвращение? В государстве, даже если действующими законами не предусмотрен запрет на такие вещи, изображение может быть демонтировано простым приказом какого-нибудь силового ведомства, или, в случае если это цивилизованное государство, то есть шанс на успех частного иска.

Довольно давно я уже писала про некоторые возможности по гармонизации городской среды при анкапе, сейчас рассмотрю немного другой аспект.

В отсутствие государства скандальное изображение будет красоваться до тех пор, пока владелец готов на это тратиться. Кто-то будет устраивать акции протеста, призывать к бойкоту, кто-то попробует выкупить здание с целью уничтожить изображение, кто-то (подавляющее большинство!) ограничится срачами в интернете, кто-то даже рискнёт закидать владельца объекта яйцами — а кто-то выпустит сувениры и начнёт прославлять новый символ города. Подумаешь, магнитик с Эйфелевой башней, которую считали отвратительно уродливой и требовали снести в начале 20 века! То ли дело магнитик с нашей городской хуеротой пиздой! Пройдёт не так много времени, и без этого памятника уже невозможно будет представить город. Свободный рынок всегда эклектичен, и нигде в офлайне это не проявляется настолько ярко, как в облике городов.

Как либертарианцы относятся к урбанизму? Понятно что по-разному, но есть ли общие моменты? Слышал много негативного от членов ЛПР в адрес проектов Варламова и Каца.

анонимный вопрос

Мэйнстримный урбанизм это концепция, согласно которой города должны обустраиваться методами централизованного планирования, но планированием должны заниматься не какие-нибудь лоббисты, а эксперты на базе актуальных научных разработок. То, что научные разработки настоящего могут противоречить научным разработкам прошлого, урбанистов мало смущает. В конце концов, это вполне обычное явление, когда каждый следующий электрик, приходящий чинить проводку, первым делом интересуется в пространство, какой мудак эту проводку делал до него.

Разумеется, либертарианцы могут концептуально одобрить только урбанизм, основанный на экономической теории, иначе говоря, на идее о том, что не следует мешать рыночку решать такие по настоящему сложные вопросы, как обеспечение спонтанного порядка в крупном городе — то есть то, что он как раз лучше всего и умеет.
Так что либертарианский урбанизм это максимально полная приватизация всех общественных пространств в городе и максимально полная дерегуляция взаимодействия между собственниками городских пространств.

Поддержка добровольными пожертвованиями понравившихся инициатив — это как раз пример работы спонтанного порядка, когда процветают те проекты, которые лучше всего удовлетворяют желания потребителей. Вы знаете, что делать:  1A7Wu2enQNRETLXDNpQEufcbJybtM1VHZ8