Либертарианство — это утопия? Да, как и идея персонального компьютера.

Колонка Битарха

Не проходит и дня, как в очередной раз натыкаюсь на фразу «анкап это утопия», «манямирок», «розовые пони». Те, кто так пишет (обычно это авторитарно-правые консерваторы и традиционалисты), видимо, предполагают, что тем самым они защищают стабильность. На самом же деле они лишь способствуют тому, чтобы неизбежные изменения прошли по самому жёсткому для них же самих сценарию.

Заглянем в историю. Что говорили про идею федеративной республики и разделения властей в начале 18-го века? Это утопия, федеративная республика невозможна, и как вы смеете оскорблять короля! Что про неприемлемость рабства и крепостного права в начале 19-го века? Это естество природы, вы утописты! А про избирательное право для женщин в середине 19 века? Это утопия, откуда у женщины политическая позиция, она проголосует, как скажет муж. Может с правами чернокожих и ЛГБТ в 1950-е было иначе? Вы там что, грибочков объелись, и видите манямирок с радугой?! Не видите — люди разного цвета, так с какого перепугу чёрного обслужат в баре для белых?

Каждый раз, когда появлялась какая-то новая общественная идеология, консерваторы до последнего не хотели её признавать. Общество доходило до крайней точки, когда терпеть статус-кво было уже невозможно, после чего необходимые реформы проводились без отладки, нахрапом, сразу во всей стране. Это неминуемо вызывало перегибы, огромные жертвы и страдания, экономический ущерб, приводило к появлению привилегий в пользу ранее угнетаемой группы (сейчас консерваторы в странах первого мира жалуются, что их преследуют за критику ЛГБТ, но это лишь естественная ответочка за их же прежний беспредел; пепел Алана Тьюринга стучит в сердца квир-активистов). В итоге консерваторы каждый раз получали то, чего больше всего не любят — радикальные изменения, хаос, репрессии. А могли бы иметь мирное развитие…

Как это относится к либертарианству? Сейчас многие либертарианцы вполне удовлетворились бы невмешательством охранителей в самоуправление на местах. Люди охотно занимали бы бесхозные земли, экспериментировали бы там с удобными именно им социальными порядками, и не покушались бы сразу на столицы. Это очень умеренная повестка, от которой ни у кого не должно возникать прямого неудобства. Различные практики общественного устройства на этих территориях могли бы эволюционно отлаживаться и постепенно приходить в крупные города уже в зрелом виде, не вызывая потрясений.

Так нет же, эти вигиланты бдят, пресекая любую самодеятельность, от нетрадиционных сексуальных практик и аморальной музыки до неформального бизнеса и самоорганизующихся общин — и ведь дождутся же, когда их начнут бить на улицах, когда произойдёт обрушение государства с дефолтом по социальным обязательствам, снижение ВВП в несколько раз, обнищание, появление бандитских крыш, которые, как предсказывает Лакси Катал, станут прообразом ЭКЮ. Не зря существует известная шутка, что Николай II должен быть награждён орденом Ленина посмертно за героические усилия по доведению общества до революционной ситуации. Сейчас консерваторы, как и век назад, совершают ту же самую ошибку, которая стоила стране десятков миллионов жизней, начиная с них самих.

Чем анкаповская утопия лучше социалистической?

Изучая либертарианство, я так и не понял, чем идеальная модель общественного устройства «анкап» лучше каких-нибудь социалистических утопий из 18-19 века.

В утопиях гипотетические люди с иной моралью — свободные, равные, счастливые, всегда готовые друг другу помочь. За верные принимается ряд явно фантастических в современных реалиях условий, ясной программы перехода к такому замечательному обществу нет.

У вас примерно так же, но есть эксплуатация, экономическая зависимость и проч. За верные принят ряд достаточно спорных предположений — о NAPе, о том, что из свободной конкуренции чуваков с пистолетами выйдет что-то, похожее на сытое потребительство, о необходимости убедить людей в несуществовании «коллективных субъектов».

Программы перехода к «лучшему» общественному строю нет (напомню, что карикатурные масскультовые представления о левых как о любителях массовых расстрелов произошли, 
во-первых, из пропаганды эпохи Холодной войны, а во-вторых, из практики построения в России индустриального общества).

Зачем предпочитать негуманные анкаповские фантазии гуманным утопическим фантазиям мужиков из 18-19 века?

Василий Васильев

Уф. Ну, давайте попробую ответить.

Зачем предпочесть именно утопию анархо-капитализма? Она не требует для реализации появления какого-то особого гуманного нового человека, готова работать с любой исходной ситуацией, быстро и гарантированно делает жизнь людей богаче и благополучнее, чем она была на старте. И, что немаловажно, это легко проверяемо на практике.

Допустим, у нас есть Сомали. Страна, разорённая социалистической диктатурой и многочисленными войнами. Государство упраздняется. Люди начинают организовывать свою жизнь самостоятельно. У них очень короткий горизонт планирования, так что они вполне готовы получить ресурсы у соседей путём прямого насилия. Значит, им приходится тратить большие ресурсы на самозащиту. Кварталы ощетиниваются блокпостами, перемещаться приходится с конвоями. Пришёл Гоббс и деловито прохаживается. Так, что тут у вас? Война всех против всех? Молодцы, ребятки. Так, а это кто тут у нас не воюет? Ну-ка, блин, живо воевать!

Ладно, последняя довоенная тушёнка скоро закончится, жрать чего-то надо, но и с соседей тоже взять толком нечего. Рано или поздно придётся разбредаться по углам и отвлекать часть людей от увлекательного процесса расстреливания ближних из засады к ведению скучного и банального хозяйства. И вот уже кто-то пасёт скот, кто-то растит овощи, кто-то держит бензоколонку, кто-то поддерживает мобильную связь и интернет, а кто-то пиратствует. Разность исходных условий (у одних под боком море, у других саванна) приводит к разделению труда. Разделение труда даёт торговлю. Торговля даёт мир. Мир даёт увеличение горизонта планирования. Изящные плоды тактического мышления уходят в прошлое. Вчерашний бравый воин сегодня возит туристов на сафари, потому что это выгоднее, чем устраивать сафари на туристов. Вчерашний пират сегодня мирно ловит рыбу и катает дайверов, потому что хватит, навоевался. А его пиратские байки дают ему плюс к харизме и щедрые чаевые. Гоббс тихо плачет на пляже: его любимый левиафан так и не вышел из моря и в силу невостребованности.

Что может помешать этому радужному сценарию? Во-первых, действия соседей, упорно желающих инсталлировать на этой территории государство. Пока что общество сопротивляется таким попыткам, но на это тратятся силы, и путь к анкапу оказывается более тернист. Во-вторых, давние и почтенные традиции перераспределения. Немного приподнялся — изволь поделиться с товарищами по клану. Они твою шкуру прикрывали в войну, да и вообще нефиг высовываться. Со временем эта традиция вырастет в страховые компании и всякие там кассы взаимопомощи, действующие на добровольной основе, но в первое время, просто в силу бедности, такое перераспределение будет здорово тормозить развитие института частной собственности.

Анкап установится тем проще, чем сложнее вести на освобождённой от государства территории натуральное хозяйство. Если все ресурсы для выживания есть под боком, то зачем торговать с соседями, от соседей надо отстреливаться, это враги, они лезут отобрать наше пиво и баб. Так что в джунглях Амазонии и без государства ещё долго не видать анкапа, а вот там, где условия жизни разнообразнее — да куда он денется?

Ну а чем плохи социалистические утопии? Тем, что к ним нет естественного перехода, нужна непременно революция, которая будет силой устанавливать свободу, равенство и братство, пусть даже и без массовых расстрелов, французы вполне обходились гильотиной.

Вроде дикари — а trigger control в наличии