Сдерживание стационарного бандита, дискуссия. Надеюсь, окончание.

Колонка Битарха

Холон Синергийный выпустил статью с критикой доктрины сдерживания, про которую мы периодически пишем. Проясним некоторые моменты.

1) Не стоит путать доктрину сдерживания и терроризм. ДС это стратегия повышения издержек инициации агрессии. Методы повышения издержек могут вообще не предполагать применение физического насилия. Возможно, Холон читал не все наши статьи про ДС, и упустил вот эту. Если ДС ненасильственная, государству сложнее наклеить на либертарианцев ярлык территористов.

2) Никаких вундервафлей (робо-пчёл, генно-модифицированных вирусов и тем более оружия судного дня) для ДС не требуется. Опора на вундервафли это никак не либертарианская стратегия, ибо они крайне сложны, дороги и будут доступны немногим (а значит, эти люди смогут принуждать остальных, в конечном счёте воссоздав статус кво). Для устойчивого свободного общества по Хиршлейферу нужен баланс потенциала насилия (БПН), то есть оружие и стратегии сдерживания должны быть крайне просты и доступны для максимального числа людей.

3) Для оружия сдерживания, в отличие от оружия для классических войн, практически неприменимо соревнование «снаряда и брони». Нанести неприемлемый ущерб можно миллионом различным способов, причём постоянно появляются новые. Не зря же после появления ЯО стали говорить о ядерном сдерживании, а не о разработке нейтрализатора ядерных бомб.

Для защиты от каждого из видов оружия сдерживания нужна отдельная «броня». Например, если у сдерживающей стороны есть баллистические ракеты, крылатые ракеты и микро-дроны, для перехвата удара возмездия нужно иметь ПВО/ПРО для каждого типа, причём с большим запасом. Способов сделать больно можно придумать столько, что на оборону не хватит даже почти безмерного военного бюджета США.

4) Экскурс в историю средневековых протопанархий показывает, что запрос на подобные институты существует давно, а сейчас и теория разработана лучше, и технологический уровень выше. К тому же в ДС не обязательно вовлекать всё общество. Даже немногие уже будут создавать для остальных положительную экстерналию, что пример с Femgericht отлично демонстрирует.

5) Что касается всеобщей прозрачности, то на её основе также можно создать самостоятельную стратегию сдерживания. У либертарианской юрисдикции может вообще не быть никакого оружия для ответного удара по объектам государства, только много камер и стриминг в сеть (на сервер, который не поддаётся цензуре и через канал, который невозможно подавить — например, Starlink Илона Маска, где используется узконаправленный луч). Если стационарный бандит попытается напасть на эту юрисдикцию, трансляция нападения в сеть со всеми его сочными моментами нанесёт удар по легитимности власти (терпимость к насилию сейчас крайне низка, и всякие правозащитники начнут подрывать карьеру отдавшим приказ о нападении). Жителям такой либертарианской юрисдикции не потребуется оружия сложнее предметов быта — только чтобы делать картинку покрасочнее, иначе скоротечное шоу «налетели и скрутили» не наберёт критическую массу просмотров.

Подобной стратегией успешно воспользовались американские борцы за равные права чернокожих в 1950-е. Чёрные активисты садились в автобусах на места для белых, отказывались их уступать по требованию кондуктора, и полиция их арестовывала. Общественные организации часто оплачивали им штрафы, чтобы умножить число участников подобных акций. Такие случаи активно освещались в СМИ, и в обществе начало нарастать раздражение к официальным лицам, поддерживающим сегрегацию. В конечном итоге сторонникам сегрегации пришлось прогнуться.

Роза Паркс, пионер троллинга автобусных компаний и законов о сегрегации

Продвижение либертарианства через теорию стационарного бандита

Колонка Битарха

Не знаете, с чего начать продвижение либертарианских идей своей маме или другу? Скажу прямо, ибо пробовал сам и не один раз: не стоит рассказывать про преимущества свободного рынка, отсутствия налогов и регуляций. Во-первых, ваш собеседник вряд ли что-то поймёт. Во-вторых, вы сами должны идеально знать теорию и не допускать ошибок, так как Гугл сейчас есть у всех в кармане. Про личную свободу тоже не стоит сразу говорить, ибо взгляды человека на наркотики и азартные игры могут быть совсем не либертарианскими.

Что же тогда рассказывать? Теорию стационарного бандита (ТСБ). Ваш рассказ должен начинаться с фразы «Государство — это стационарный бандит». Нужно внушить собеседнику чувство вины за поддержку стационарного бандита, как будто он сам является соучастником государственного насилия и тем самым «конченным маньяком». Сделайте из него современного немца, который чувствует вину не просто за себя, а за дедов, которые давно умерли. Структура «государство» существует лишь в голове, это квази-религия (то есть вера в то, что люди, принадлежащие данной структуре, имеют «легитимное» право инициировать насилие, в то время как другим этого делать нельзя). Если человек будет чувствовать вину за поддержку агрессии, он поменяет своё поведение, государство начнёт ослабевать и в конечном счёте лишиться территориальной монополии, чего мы и добиваемся.

Если вы ещё не читали нашу статью про ТСБ, советую это сделать и давать её читать всем, кому продвигаете идеи свободы.

Хотя, вполне возможно, более эффективным будет слегка упрощённое, но эмоционально-насыщенное объяснение ТСБ:

«Государства – это организации, которые необоснованно присвоили себе высшую власть над определённой территорией через завоевание, поставив её население в прямую подчинённость себе. Государство возникло не из свободы ассоциации, а через нарушение принципа неагрессии.

Вы не ставите под вопрос право государства убивать, проводить конфискации, арестовывать. Если же этим занимаются не государства, а частные лица – вы назовёте их убийцами, ворами и бандитами. Не находите в этом лицемерие?

Государства – это высокоорганизованные преступные организации, как банды, которые «крышуют» ту или иную территорию, навязывая её жителям свои порядки, собирая с них дань (рэкет), и время от времени воюют с другими бандами за сферы влияния. Государство имеет ту же основу, что и любая ОПГ – насильственное насаждение своих порядков на захваченной территории. И сегодня некуда сбежать от этих банд. Они разделили между собой всю Землю.

Чем группировка «Исламское Государство» принципиально отличается от государств «Саудовская Аравия» и «Иран»? Ведь законы у них примерно одинаковы. Разница только в том, что ИГ не признано другими государствами. Международное признание – вот отличие «легитимной» банды от «нелегитимной».

Основная претензия к бандитам состоит в том, что они бандиты и отбирают путём агрессивного насилия землю или же другие блага у своих жертв. Эти же бандиты пишут потом законы, чтобы создать у окружающих ощущение, будто награбленное принадлежит им по праву.

Если люди пришли на дикую землю и начали её осваивать — они колонисты.

Если пришли на землю, на которой жили другие люди, и отобрали её у них силой — бандиты.

Если удерживают на своей земле других людей силой — бандиты, даже если ссылаются на «закон», который написали сами.

Когда вы будете рассказывать, что государство это стационарный бандит, вполне возможно, вам зададут один из нижеприведённых вопросов. Будьте готовы на них ответить.

1) Есть «общественный договор» между гражданами и государством. Какой же это бандит, всё же происходит с согласия граждан?

Если такой договор существует, покажите мне текст! Конституция это не «общественный договор», а один из «законов» (являющихся на самом деле приказом, т. е. произволом стационарного бандита), не зря же её часто называют «основным законом». Даже если всего один человек в стране не согласился на эту конституцию, она никак не может считаться договором (которой, по определению, требует добровольного согласия всех сторон).

2) Люди не протестуют, значит их устраивает статус кво. Разве «общественный договор» не может быть имплицитным (неявным)?

Допустим, девушку насилует маньяк, и она не способна дать ему достойный отпор. Тоже скажете, что между ними всё происходило «по обоюдному согласию»?!

3) Государство — это не обязательно «стационарный бандит», ведь в истории есть примеры появления протогосударств — образований с территориальной монополией не через насилие (завоевания), например, как некоторые полисы в Древней Греции?

Такие образования занимали в общей сумме не больше 0.1% поверхности Земли, остальные 99.9% были захвачены стационарными бандитами. Даже если предположить, что полисы, как добровольные объединения, действительно существовали, это не оправдывает современные государства с протяжёнными границами, которые появились через насилие по ТСБ. Если принять гипотетическую ситуацию, что стационарные бандиты никогда не существовали бы, мы сейчас имели бы, допустим, 1% территории планеты с добровольной территориальной монополией и 99% без неё с экстерриториальным статусом (как международные воды). Согласитесь, это куда лучше, чем 100% планеты под стационарными бандитами, что имеем сейчас. Либертарианство не запрещает создавать добровольные общины и частные города с территориальной монополией, но это не должно происходить через насилие, и у людей должно оставаться право уйти, а у собственников — вывести свою землю из-под такой юрисдикции. Такую модель, например, продвигает Михаил Светов.

4) В тот момент, когда бандиты захватывали определённую территорию, ещё не было никаких законов, запрещающих это делать, соответственно, какие могут быть к ним претензии?

В тот момент, когда миллионы евреев отправлялись в газовые камеры и сжигались в печах Освенцима, тоже не было никаких законов, запрещающих это делать — именно так говорили обвиняемые на Нюрнбергском процессе. В результате закончили свою жизнь в петле на шее, как и подобает любому маньяку и насильнику, отвергающему основополагающие принципы морали и не признающему естественное право любого человека на жизнь.

5) Да, я согласен, но что вы предлагаете взамен? Анархию?

Просто так взять и отменить государство целиком на раз-два не выйдет. Это приведёт к образованию нового и более жестокого государства, которое будет уже неприкрытым стационарным бандитом, как это обычно случается в ситуации failed state. Но можно сделать нынешние государства экстерриториальными с конкуренцией множества юрисдикцией на одной территории. Тогда текущее государство станет лишь одной из таких юрисдикций (то есть вы сможете выбрать для себя другую юрисдикцию, не улетая на Альфу Центавра, а оставаясь жить в своём доме в России). Такая система называется панархия.

6) Это вызовет хаос. Без монополии на насилие начнётся война всех против всех.

Дипломаты почему-то не воюют, не замечали? Хотя они находятся в экстерриториальном статусе (подчиняются законам своего государства, а не того на чьей территории находятся). Может воюют между собой люди в таких европейских городах как Базель и Женева, где границы юрисдикций проходят прямо через дома? Что-то не заметно.

7) Лично мне комфортнее жить в привычном государстве с территориальной монополией, я консерватор и боюсь резких перемен.

Сейчас многие либертарианцы вполне удовлетворились бы невмешательством сторонников государства в создание новых юрисдикций. Люди охотно занимали бы бесхозные земли, экспериментировали бы там с удобными именно им социальными порядками, и не покушались бы сразу на столицы. Это очень умеренная повестка, от которой ни у кого не должно возникать неудобства. Различные практики общественного устройства на этих территориях могли бы эволюционно отлаживаться и постепенно приходить в крупные города уже в зрелом виде, не вызывая потрясений.

Но вы также должны прекрасно понимать, что выступая против такой модели, вы напрямую инициируете агрессию против мирных людей через поддержку стационарного бандита. Если для вас быть маньяком не вызывает угрызения совести, то будьте готовы к океанам крови, разрушению экономики и привычного уклада жизни уже в городе вашего проживания.

8) Уезжайте в другую страну и там стройте свой Анкапистан.

Почему это я должен куда-то уезжать?! Я люблю свою страну и ненавижу стационарного бандита, который силой захватил территорию и считает её, и всё что на ней находится, своей собственностью. Но разве может считаться легитимным собственником чего-либо субъект, который приобрёл эту вещь с применением насилия? Например, грабитель, отобравший у вас на улице телефон? По всем принципам права — однозначно нет!

Комментарий Анкап-тян

У каждого свой опыт офлайн-проповедей, кому-то удобнее апеллировать к теории стационарного бандита, и этот текст для них. Моя практика показывает, что люди и так обычно понимают, что государство стационарный бандит, но для них это означает, что он свой и уже прикормленный. А если его убрать, снова набегут кочевые, как в девяностые, и будут беспредельничать. Так что к собеседнику стоит искать индивидуальный подход, выяснив предварительно, чего он опасается.

Здравствуйте, уделите минутку времени, и я расскажу вам, как стационарный бандит распял Господа нашего Иисуса, кстати, с днём рождения его!

Общественный договор — это фикция

или
молчание не значит согласие

Колонка Битарха

Представление о том, что государство является продуктом общественного договора — это важный фактор легитимации государства, поэтому этатисты изо всех сил цепляются за эту теорию, несмотря на то, что, скажем, теория стационарного бандита объясняет действительность куда точнее. Бандит действительно ведёт себя, как бандит, а общественного договора никто никогда в глаза не видел и предъявить его текста не может.

Возможно, вы слышали про недавно принятые в нескольких странах Европы законы против сексуального насилия, известные как «Нет значит нет». Их смысл в том, что сексуальным абъюзом (насилием) теперь считается не только совершение «развратных действий» при активном физическом сопротивлении жертвы (когда она прилагает все возможные силы чтобы отбиться), но при любом сопротивлении, когда она недвусмысленно даёт понять что хочет уйти. В среде российских пользователей соцсетей эти законы были приняты неоднозначно, и в основном использовались как повод лишний раз позубоскалить над Гейропой, растерявшей все традиционные ценности. Тем не менее, здравый смысл в этих законах есть. Всю критику стоит отнести к государствам в этих странах, которые, как всегда, извратят суть и будут использовать эти законы предвзято.

Вернёмся к государству. Думаю, значимая часть людей, скорее всего больше половины, точно так же хотела бы сказать государству «нет». Только вот чиновники во власти тоже не дураки, они интуитивно понимают теорию игр и делают всё возможное, чтобы для отдельного человека любое высказывание недовольства несло как можно большие издержки, тогда как выгода от такой просьбы должна быть равна нулю! Посмотрите, даже такая пустяковая для государства просьба, как строительство мусороперерабатывающих заводов вместо тупого сваливания мусора на полигоны, остаётся без ответа. Власть понимает — уступишь такую мелочь, через пару лет потребуют признание права на создание своих суверенных юрисдикций. Быдло должно чётко знать, что не получит ничего, а вот издержки будут огромные (в мороз спать в палатках возле Шиеса и постоянно получать по голове дубинками — это всё-таки не на пикет разок выйти).

С «общественным договором» точно так же — каждый человек прекрасно понимает, что он один мало что может сделать для изменения статус-кво (лишения государства территориальной монополии на управление), а вот проблем отгребёт по уши, если начнёт возмущаться. Вот он и поддакивает стационарному бандиту, как хрупкая девушка насильнику, хотя в душе его люто ненавидит!

Поэтому предлагаю любителям «общественного договора» не стесняться уже в выражениях и говорить прямо: «Насилуют, и ты не сопротивляешься? Так какое это тогда насилие, всё же полностью добровольно!»

«Движение за равные юридические права» вместо анархо-капитализма

Колонка Битарха

Недавно я выкладывала дилогию про кашу из топора. Вторая часть, про приготовление анкапа из левых идей, основывалась на статье, которую я сейчас хочу вам предложить. Вместо публикации в изначальном виде я переписала её подчистую, так что подача вышла несколько иной. Битарх остался недоволен, так что теперь публикую оригинал близко к исходному тексту.

Признаемся честно — продвигать анархо-капитализм (анкап Ротбарда) в чистом виде массовой аудитории практически невозможно. В реальном мире, в отличии от «мирков розовых пони» либертарианских пабликов и чатов, анкап вместе с минархизмом считаются крайне правыми идеологиями, отстаивающими интересы того самого 0.1%, который так сильно ненавидят в западной массовой культуре, СМИ, университетах. У нас в России это чуть менее заметно из-за оставшейся памяти о провалах социализма в СССР, да и общей ненависти к государству, которую пока ещё сложно отыскать в развитом мире. Тем не менее, большинство населения как на западе, так и у нас, придерживается социал-либеральных (Алексей Навальный, Ангела Меркель, Эммануэль Макрон) и левых (Берни Сандерс, Джереми Корбин, мейнстримовые политики в Скандинавии) взглядов.

По своему опыту продвижения либертарианства могу уверенно сказать, что таким людям, условным «Васянам», классическое либертарианство (анкап и минархизм) можно и не пытаться продвигать — впустую потратите время! Им заходит только панархия с упором нас социально-ориентированные ЭКЮ или консервативные общины Светова. Но не всё так плохо — если постараться, можно переупаковать анкап в более привлекательную для обывателя обёртку.

Если спросить простого американца, чем был примечателен двадцатый век, он скорее всего назовёт одним из первых пунктов различные движения за гражданские права и их значимые достижения. Прошлый век начался с движения суфражисток за равные избирательные права женщин и мужчин, которое довольно легко добилось успехов. Потом, в 1950-1960-е проходили массовые акции за равенство прав американцев вне зависимости от цвета кожи (отмена сегрегации — Civil Rights Act, 1964). Практически сразу после успеха в этой области начались погромы и протесты в поддержку ЛГБТ (Stonewall riots, 1969), которые тоже оказались успешными. Чуть позже, в 1973 г, после многочисленных антивоенных демонстраций было отменено призывное рабство.

Похожие процессы проходили и в западной Европе, но вместо отмены сегрегации (которой там никогда не было) протестовала молодёжь, которой в итоге тоже дали права. В СССР такого размаха протестов не было из-за тоталитарной идеологии и подавления любого инакомыслия, да и все формальные права уже были спущены сверху, поэтому всё ограничивалось недовольством экономическим положением и диссидентским движением за соблюдение прав человека.

Что же объединяло все эти протесты? Ответ прост — борьба за равные юридические права (т. е. та самая негативная «свобода от»)! Это уже позже подобные движения выродились в борьбу за позитивные права (привилегии) — квоты для чёрных в университетах, алименты для женщин, запрет на хейт-спич в пользу гомосексуалов и прочее. Изначально же, все эти движения требовали от государства лишь «не лезть» — не запрещать женщинами голосовать, чёрным жениться на белых, заходить в общественные туалеты, не преследовать гомосексуалов за их поведение. И что удивительно — все эти движения быстро добивались успехов, когда требовали равных юридических прав.

При чём, скажете, тут анкап?! Дело в том, что его точно так же можно преподнести как движение за равные юридические права. Главный аргумент — сейчас одни люди могут безнаказанно делать то, что не позволено другим. Например, почему это какой-то гопник с корочкой («налоговик») может отобрать у другого человека половину зарплаты и ему ничего за это не будет, а если то же самое сделаю я — сяду в тюрьму на несколько лет? Или почему это мужики с определёнными нашивками могут бить дубинками людей на улице, и им за это ничего не будет, а меня отправят в тюрьму даже за кинутый в их сторону пластиковый стаканчик? Справедливо?! Нет, абсолютно не справедливо!

Так же можно объяснять эту несправедливость подросткам, желающим эмансипироваться, но не могущим это сделать, поскольку государство абсолютно произвольно, от балды, установило возраст согласия, получения водительских «прав» (на самом деле — очередной привилегии от бандитов), «совершеннолетия» (тоже произвол, человек в 17 лет не может заключать сделки, а в 18 уже может, не бред ли).

Для поднятия эмоционального фона целевой аудитории будет неплохо апеллировать к теории стационарного бандита, а также называть маньяком и насильником того, кто считает подобное неравенство справедливым (ведь так и есть на самом деле, мы ничего не придумываем).

Из этого всего выходит, что про анкап можно и не говорить — если люди добьются равных юридических прав, он наступит сам по себе!

Каша из топора, часть 2. Готовим анкап из левых идей.

Спасибо Битарху за идею статьи

Я поприкидывала, как можно было бы проиллюстрировать стратегию каши из топора применительно к государевым людям для приближения к анкапу, и, похоже, единственный рабочий вариант — это заигрывание с идеей сепаратизма. Локальное руководство, разумеется, было бы радо не зависеть от Москвы, ну а дальше задача разбивается на мелкие кусочки, и начинаются кампании за перераспределение налогов и полномочий от центра на места и так далее. Но, пожалуй, более интересно было бы показать стратегию на примере забрасывания идей не чиновникам, а народу.

Как известно, в России превалируют левые настроения, а ключевая идея левых — это равенство. Отлично, давайте варить кашу из равенства.

Начнём с эксплуатации такого замечательного низменного человеческого качества, как зависть. Если уж у самого корову отобрали, пусть и у соседа отберут. Не так давно прошла пенсионная реформа, где гражданам подняли возраст выхода на пенсию на пять лет. Но не всем. Работники силовых ведомств и ещё ряд категорий всё ещё выходят на пенсию досрочно. Для начала можно требовать, чтобы им тоже подняли возраст выхода на пенсию до того же возраста, дабы обеспечить равенство. Если не можешь в 50 лет служить в ФСБ — это ещё не повод идти на пенсию, просто переводись на мирную работу и дорабатывай. Сэкономленные средства нужно требовать поделить между всеми пенсионерами, так что мера выглядит достаточно популистской.

Далее. Если у обычных граждан размер пенсии определяется тем, сколько средств они заплатили пенсионному фонду, то у привилегированных категорий — процентом от оклада. Непорядочек, долой привилегии, даёшь начисление всем по одной формуле!

Если эти меры, не ставящие государство напрямую под удар, удастся пропихнуть, то народ почует кровь, и дальше его остановить будет уже трудно. Остальные шаги намечу пунктиром, всё равно порядок их внедрения может меняться.

Упразднение натуральных привилегий, вроде бесплатного проезда в общественном транспорте, служебного транспорта для чиновного начальства, служебных квартир и тому подобного. Всё пихать в оклад для пущей прозрачности и простоты администрирования.

Упразднение прокуратуры. Нужен государству представитель в суде — пусть нанимает адвоката на общих основаниях, а не держит специальный штат чиновников для этой цели. А для того, чтобы возбуждать иски по тем или иным нарушениям, вообще не нужны погоны, с этим справятся сами граждане, лично либо через общественные организации.

Упразднение воинского призыва. Всё равно за Россию воюет преимущественно Вагнер, так пусть уже делает это официально, вместе с Чайковским, Листом, Шопеном и другими славными ребятами, предоставляющими на рынке свои услуги. Слесарю-ипотечнику конкурентный выбор работодателей однозначно выгоднее, чем одна-единственная ЧВК, и то работающая вчёрную.

Упразднение МВД. Чем полиция лучше казаков, Серба и других хранителей скреп и покоя граждан? Муниципалитет сам разберётся, кого нанять для охраны покоя на улицах. Ну а криминалисты — чем они лучше сотрудников лабораторий, делающих для граждан платные анализы? Долой неравенство!

Продажа госсобственности. Почему это какой-то чиновник распоряжается народным достоянием? Отнять и поделить! Продаём госсобственность, выручку делим поровну между всеми гражданами.

Ну и так далее. Весь последовательный демонтаж государства прекрасно выполняется под левыми лозунгами о равенстве и справедливости, и главное — не нужно никого пугать страшным анкапом.

В двадцатом веке больше всего побед граждане одержали под лозунгами равенства. Это и движение против сегрегации в США, и антиколониализм, и феминизм. Да и в России социальные протесты бывают довольно успешны. Так почему бы не начать использовать эту энергию в более полезном русле, вместо того, чтобы просто клеймить леваков?

Кстати, о штыках: право на оружие — это тоже о равенстве

Каша из топора

или
Тот, кто говорит, что ненавидит государство, просто не умеет его готовить

Спасибо Битарху за идею статьи

Есть довольно распространённая стратегия переговоров, которая известна мне под именем принципа Наполеона: проси невозможного, и получишь максимум. Не скажу за Наполеона, но сейчас её практикует, например, Трамп, а также обожают различные террористы, захватившие заложников. Эта стратегия хороша, но у неё есть один маленький недостаток: она работает, только будучи применяема с позиции силы. Поэтому, когда какой-нибудь политактивист выступает с максималистскими требованиями, обращёнными к государству, я первым делом прикидываю, чем он может угрожать за невыполнение требований, и обычно сразу скучнею. Пустые требования в лучшем случае игнорируют, а в худшем за них карают.

Если же ваша переговорная позиция слаба, куда уместнее применять противоположную стратегию, которую можно назвать стратегией каши из топора, потому что она хорошо иллюстрируется этой сказкой:

Шёл дембель с войны, попросился на ночь к бабке. Та пустила. Попросил поесть, та отвечает, что у самой нет. Увидел топор и говорит: разводи печь, тащи чугунок, из топора кашу варить будем. Та удивилась и просьбу выполнила. Вода закипела, солдат попробовал воду и попросил соли. Потом крупы. Потом в разных версиях были ещё разные просьбы об ингредиентах, наконец, кашу сдобрили маслом, подали к столу и с аппетитом умяли. Ну а топор солдат то ли с собой забрал, чтобы доварить и съесть, то ли оставил бабке с аналогичной инструкцией.

Если наполеоновскую стратегию применяют захватившие заложников террористы, то кашу из топора, наоборот, переговорщики, забалтывающие этих террористов. Стратегия сводится к постепенному выцыганиванию мелких уступок, и в её основе лежит предположение о том, что вторая сторона понесёт издержки не только от исполнения просьбы, но и от отказа в её исполнении. Ещё одно предположение состоит в том, что у второй стороны должна быть большая цель, и она должна считать, что череда мелких сделок ведёт её к этой цели. Если бы солдат не манил обещанием каши из топора, а просто просил доступ к печке, дровам, воде, чугунку, соли и так далее, то где-то на этапе соли получил бы твёрдый отказ, мол, хватит с тебя и кипятка. Так, террорист будет понемногу выпускать заложников, если будет уверен, что это продвигает его к обозначенной им цели, а не просто потому что попросили.

В переговорах с представителями государства либертарианцам имеет смысл применять именно эту стратегию. То есть нужно выяснить, какую цель преследует конкретный чиновник, а затем начать предлагать ему небольшие шаги, которые должны вести его к этой цели в обмен на сдачу позиций по некоторым непринципиальным для него вещам.

В следующей статье разовьём эту тему.

Будем считать, что я перекрасила солдату волосы в чёрный, а чуб в золотой)))

Сервис деанонимизации как разрушитель этатизма

Колонка Битарха

Анкап-тян в своём посте про ЛПР и силовиков посетовала на то, что при прямом столкновении с государством либертарианская партия ведёт себя не в соответствии со своей публичной риторикой о должном, а как обычные мирные законопослушные граждане. Можно сколько угодно говорить о том, что государство это бандит, что есть санкция агрессора, позволяющая валить госслужащих без суда и следствия и так далее, но это, как мы видим, не превращается в реальную программу действий и, видимо, не будет превращаться.

Почему так происходит? Большинство наверное скажут, что люди «просто запуганы и боятся лезть на рожон», «государство сильнее» и прочий бред. Но правительство Российской империи было отнюдь не милым зайчиком, и в плане жестокости намного превосходило путинское. Тем не менее, ему противостояли решительные ребята со своей часто самоубийственной доктриной индивидуального террора. Это был несравнимо больший экстремизм, чем поведение современных российских оппозиционеров, которые не решаются даже на то, что вовсю практикуют в современном Гонконге, например, выйти на улицу в маске, посветить полиции в глаз слабеньким лазером, а затем удрать неопознанным.

Политолог Екатерина Шульман постоянно говорит об общемировой тенденции к снижению насилия и к усилению ценностей безопасности. Согласно карте ценностей Инглхарта, для русских особенно характерны ценности индивидуализма и безопасности, поэтому неудивительно, что их поведение так непохоже на исповедующих ценности развития жителей Гонконга. Так что придётся строить свои стратегии борьбы, исходя из этого факта. Если мы хотим создать массовое  движение сопротивления стационарному бандиту, методы, которое оно использует, должны быть как можно менее насильственными.

Как мы писали в предыдущих статьях, смысл доктрины сдерживания это повышение издержек инициации насилия для агрессора. При этом не имеет значения, как именно будут повышаться издержки для чиновников и силовиков. Но раз мы хотим создать массовую кампанию (чтобы в ней участвовало как можно больше людей), методы должны быть максимально ненасильственными, и необходимые действия для участников (уровень сложности) должны быть самые простые. 

Таким средством, конечно же, является сервис по деанонимизации чиновников и силовиков. Александр Литреев запустил проект с похожими целями «Русский слон», но туда добавляют только имя, фамилию и фото силовиков, проявивших жестокость. Даже без домашнего адреса. Литреев позиционирует свой проект как «абсолютно легальный» (правильно читать надо так: «выполняющий все приказы стационарного бандита»), поэтому никакого серьёзного воздействия на государство он не окажет. Глупо надеяться на победу, играя по правилам бандитов, которые они пишут сами для себя.

Для реального повышения издержек стационарных бандитов мне видится примерной такой сервис:

1) Выполнен в виде сайта, но работает под TOR, как все сайты в даркнете типа Гидры. Это даёт максимальную безопасность при сохранении удобства использования. Браузер TOR уже сейчас стоит у многих людей (достаточно скачать и запустить, всё работает «из коробки») на всех платформах (Windows/Linux, Android/iOS). Несмотря на известные случаи взлома .onion -сайтов с последующей установкой вредоносного скрипта для деанонимизации пользователей, все они были осуществлены ФБР, ЦРУ и АНБ. Дядюшка Сэм, конечно, такой же стационарный бандит, как и Пыня, но он никогда не станет помогать Пыне давить своих противников. Так что даже голый TOR-браузер без дополнительных средств анонимизации (VPN, шифрование дисков, Linux вместо Windows, выход в сеть через анонимный телефон и СИМ-карту) TOR обеспечивает практически 100% анонимность против местечковых хранителей стабильности, т. е. против ФСБ. Низкий порог входа позволит привлечь максимальное количество людей, даже технически неподкованных. Также это сильно упрощает разработку (создаётся как обычный сайт, потом размещается на .onion).

2) На сайте собирается база данных чиновников и силовиков всех рангов, выкладывается абсолютно вся информация, которую удалось найти — имя, фамилия, адреса проживания, телефоны, профили соцсетей, место работы жены, связи с любовницами, номер машины. Мы сдерживаем бандитов, поэтому соблюдать их собственный «закон»/приказ «О защите персональных данных» это верх абсурда!

3) Сайт наполняется неравнодушными пользователями. Вся база находится в открытом доступе, её слепок ежедневно выкладывается для скачивания офлайн (чтобы не потерялась, если ФСБ всё же сможет изъять сервер). Данные появляются на сайте после проверки модераторами, чтобы исключить умышленное внесение туда непричастных к стационарным бандитам людей.

4) У каждого профиля чиновника и силовика будет краудфандинг (как на Кикстартере) для проведения кампании по «повышению издержек агрессии» (возмездие) данному лицу. Люди будут вносить биткоины, предлагать варианты, осуществлять возмездие и отправлять отчёт модераторам. Если всё верно, исполнитель получит все деньги из фонда данного чиновника/силовика. Также аналогичным образом можно мотивировать сбор данных о конкретном чиновнике (домашний адрес, номер машины, номер мобильника и прочее).

5) В качестве методов возмездия допускаются только ненасильственные (нельзя убивать или наносить физический вред здоровью). Запрещается выставлять в качестве объектов возмездия детей чиновников и силовиков. Таким образом, создателей сервиса не смогут выставить общественности безжалостными террористами, да и близкие бандита не будут обозлены так же, как в случае его гибели, зато те, кто хотели бы его подсидеть, порадуются. Вот примерные допустимые методы возмездия: расклеить листовки с фото в подъезде, написать на двери, залить замок клеем, написать на машине, сообщить что-то на работу жене, залить квартиру одорантом, облить зелёнкой. Недопустимые: пробить голову, переломать ноги, облить кислотой, поджечь квартиру. Всегда помните: сдерживание — это не война!

Как видите, данный сервис не требует применения насилия и прост в использовании, что даёт хорошие шансы на привлечение большого количества людей.

Либертарианский орёл анонимизирован и находится в безопасности, бандит такой роскоши лишён

Кикстартер для общественных благ

Колонка Битарха

В дискуссиях либертарианцев с этатистами практически каждый раз всплывает вопрос «Кто будет строить дороги при анкапе?». На него можно дать немало ответов, но красивого универсального решения для проблемы обеспечения общественных благ в безгосударственном обществе мне не встречалось. По крайней мере до вчерашнего для, когда в стриме паблика «Антигосударство» Савва Шанаев привёл малоизвестную в России идею Алекса Табаррока (Alex Tabarrok) «Dominant Assurance Contracts».

Общественные блага включают в себя множество различных благ, которыми могут пользоваться все кто угодно вне зависимости от того, заплатили они за них или нет — дороги, мосты, уличное освещение, ливневая канализация, маяки, защитные дамбы, коллективный иммунитет вследствие всеобщей вакцинации, охрана порядка, стратегическое сдерживание, переработка мусора, очистка сточных вод, публичные парки и многое другое. Главная проблема их обеспечения — эффект безбилетника. Когда невозможно взимать плату за использование общественных благ, никто не станет просто так за них платить, рассматривая их как «данность» или надеясь, что заплатит кто-то другой.

Этим постоянно пользуется стационарный бандит (государство), доказывая свою необходимость. Государственная пропаганда утверждает, что только государство может построить дороги и мосты, поэтому нужна территориальная монополия и налогообложение для их финансирования.

Однако существует простой и понятный способ обеспечения общественных благ на полностью свободном рынке. Он уже реализован на широко известной платформе Kickstarter, и без государства станет использоваться гораздо чаще, чем сейчас. Принцип его работы примерно таков.

Например, жителям района надоело ломать ноги и портить машины в ямах на дороге. Активист обращается в фирму по укладке дорожного покрытия и узнаёт смету. Потом заходит на платформу краудфандинга и создаёт кампанию по сбору средств, где указывает необходимую сумму и дату окончания сбора средств. Рассылает жителям района письма с просьбой внести посильную помощь в финансировании ремонта дороги, и даёт ссылку на кампанию по краудфандингу. Каждый человек может туда зайти и посмотреть, сколько на данный момент было вложено средств, сколько ещё необходимо вложить, и когда заканчивается сбор. Если необходимая сумма была собрана до даты окончания, кампания считается успешной, и фирма по ремонту дорог получает заказ. Если же не удалось собрать всю сумму до указанной даты — деньги в полном объёме возвращаются жителям района. Это их выбор, значит ремонт дороги им действительно не нужен, и абсолютно неэтично грабить налогами население всей страны, чтобы отремонтировать им дорогу. Те, кому без дороги невмоготу, переезжают в районы с более придирчивым населением, и со временем происходит естественное размежевание по уровню требовательности к качеству инфраструктуры.

Всё в порядке, людей всё устраивает

Либертарианство ex machina

Битарх, Анкап-тян

Во многих пьесах, ставившихся в античном театре, часто применялся необычный приём разрешения конфликтов персонажей — «Deus ex machina» («Бог из машины»). Он заключался во внезапном появлении нового богоподобного персонажа на сцене в конце произведения, который не упоминался ранее в представлении и имел возможность быстро разрешить проблемы героев. Проще говоря, внешние силы решали проблемы героев, не вдаваясь в суть конфликта. Этот приём годится не только для художественных произведений, но может быть также полезен для политических преобразований, направленных на деэтатизацию общества.

Посмотрим на любой либертарианский паблик в соцсети, чат, сайт, стрим, подкаст, канал. Что мы увидим? Скорее всего, бесконечное обсуждение одних и тех же тем — как работают либертарианские суды, кто будет строить дороги при анкапе, контрактное рабство, аборты, субъектность детей, ядерное оружие, наркотики, австрийская школа экономики против кейнсианства и госплана, минархизм против анкапа, анкап против панархии, территориальные общины против ЭКЮ. Часто это выливается в бесконечный холивар, когда люди много дней подряд отстаивают свою точку зрения.

Только вот если бесконечно спорить между собой и убивать на это все свои ресурсы, многого не добьёшься! Да и надо ли? Возможно, существует какой-то один универсальный рецепт, как можно разом разрешить все эти проблемы, и тратить имеющиеся у нас скудные ресурсы с пользой для движения?!

Да, он существует и находится в самой природе государства — стационарный бандит может завоевать общество лишь при нарушении баланса потенциала насилия (БПН), в то время как при соблюдении этого баланса безгосударственное общество вполне стабильно существует, что доказано в рамках методологии неоинституционализма. Об этом коротко и внятно можно послушать в первой части лекции Александра Аузана «Эволюция осёдлого бандита». После образования централизованных структур принуждения (государства) движение в обратную сторону к децентрализованному обществу становится невозможным без приложения к системе внешнего усилия (эта закономерность аналогична второму закону термодинамики: тепло не будет самопроизвольно передаваться от более холодного тела к более тёплому).

Если мы возвращаем БПН, издержки инициации насилия становятся выше издержек защиты, и территориальная монополия государства просто исчезает. Далее всё остальное просто не имеет значения! Конечно, лучше заранее знать ответ, кто будет строить дороги или как определять субъектность детей, но и без этого людям волей-неволей придётся это решать без государства. Оно просто не сможет существовать при соблюдении БПН. Если вы программист или просто знаете булеву логику, то хорошо понимаете: рассчитав значение первого операнда в конъюнкции (&&), можно не рассчитывать все остальные операнды, если он FALSE, так как результат конъюнкции всё равно будет FALSE. Или для дизъюнкции (||) можно не рассчитывать все остальные операнды, если первый TRUE, ибо результат всё равно будет TRUE.

Из этого выходит, что достаточным условием перехода к либертарианству является всего лишь приведение потенциала насилия в обществе к более равномерному распределению. Как вы наверное уже догадываетесь, этого можно добиться созданием и распространением инструментов для доктрины сдерживания (ДС).

Достоинство данного подхода в том, что разработкой инструментов ДС, их производством и внедрением в широкий обиход может заниматься гораздо более широкий круг людей, чем сегодня вовлечён в политическую агитацию и протестные акции. Кооптация для борьбы с режимом технарей, могущих собрать из свободно продающихся деталей дрон, ослепляющий лазер или иные интересные инструменты — это куда перспективнее в плане расширения базы протеста, чем ограничиваться вербовкой гуманитариев и экономистов, хорошо разбирающихся в тонкостях идеологии. Ещё полезнее — привлечение инженеров и менеджеров, способных организовать массовое производство подобных предметов, а это тоже весьма многочисленная категория. Отметим также, что полукустарное производство или написание программного продукта легко скрывается от государства, а потому безопаснее выхода на митинги, и это также является дополнительным стимулирующим фактором.

Когда надёжные, массовые и недорогие инструменты сдерживания агрессоров будут доступны даже бабульке, то ждать, когда рыночек порешает государство, останется совсем недолго. После того, как deus ex machina сделает своё дело, все сегодняшние теоретические споры о том, как обустраиваться при анкапе, резко перейдут в практическую плоскость. Нечто подобное мы наблюдали сравнительно недавно, когда экономисты спорили о том, можно ли в эпоху фиатных денег вернуться к золотому стандарту, а потом пришёл Сатоши, и теперь вместо золотого стандарта у нас биткоиновый. Всё, предмет для спора пропал, на повестке дня повсеместное практическое внедрение частных твёрдых денег.

Прививка от насилия. Пример этноса Сенои.

Колонка Битарха

В ЖЖ-блоге писателя-фантаста Александра Розова (известного главным образом своим Меганезийским циклом) был опубликован интересный пост про идею «прививки от насилия», применяемой этносом Сенои в Малайзии. По остальным постам его блога можно легко сделать вывод, что Розов симпатизирует идее доктрины сдерживания (ДС) — её проявления упоминаются у него с завидной регулярностью.

В чём же для нас представляет интерес культура Сенои? Это крайне примитивный в технологическом плане этнос, где в качестве оружия до сих пор используются духовые трубки с отравленными стрелами. Тем не менее, малайцы в конце 19 века, по свидетельству Миклухо-Маклая, явно опасались их трогать. Дело в том, что с самого раннего детства каждый сеноиец учится нетерпимости к насилию. На любую инициацию агрессии в свой адрес он обязан применить контрнасилие, вместо того чтобы апеллировать к постороннему авторитету. Внушение этой идеи происходит на протяжении всей жизни — семьи сенои каждое утро за завтраком рассказывают друг другу свои сны, и как противостояли опасности, если она в них была.

Розов выделяет основные моменты общества Сенои:

1. С одной стороны — сенои явно не те люди, которые склонны терпеть насилие над собой (малайцы не стали бы иначе бояться оружия этих почти первобытных персонажей, и не стали бы рассказывать о том, через сколько времени умирает человек, пораженный боевым элементом оружия сенои).

2. С другой стороны, внутриплеменные обычаи сенои явно не агрессивны и не строятся на насилии.

3. Миклухо-Маклай полагал, что сенои — вымирающий этнос (поскольку они стояли явно на менее высоком уровне социально-технического развития, чем окружающие малайцы). Но сейчас, через 150 лет после исследования Миклухо-Маклая, численность сенои примерно та же, что тогда. Иначе говоря, это вполне стабильная популяция.

И делает основной вывод:

«Активное противостояние угрозе. Как оказывается, это свойство вовсе не противоречит мирным неагрессивным обычаям. Напротив, это дополняющий элемент. Тому, кто умеет и готов защищаться — проще быть не агрессивным.»

Дружелюбные туземцы и их смертельное оружие

Описанный пример показывает, что для успешной реализации доктрины сдерживания совсем не обязательны суперсовременные дроны размером с пчелу или ядерные ракеты. Нужна лишь готовность как можно большего числа людей в обществе применять контрнасилие, повышая издержки инициации агрессии. Чем конкретно они будут повышаться, не имеет большого значения. Даже лёгкое осмеяние, плевки, косой взгляд, игнорирование, бойкот, шейминг и прочие действия вообще без какого-либо насилия, но применяемые большим количеством людей, сделают жизнь любого политика невыносимой и заставят его перестать работать на стационарного бандита (в терминах доктрины сдерживания: издержки от контрнасилия превысят выгоду от инициации насилия, условную зарплату, получаемую от стационарного бандита, который, в свою очередь, получил эти средства через принуждение граждан к уплате налогов).

Можно даже вывести зависимость: чем больше людей в конкретном обществе нетерпимо к насилию, тем менее мощное (и, соответственно, технологически сложное) оружие необходимо для успешного сдерживания агрессора. Если в какой-то стране только один (!) человек готов применить контрнасилие против агрессора уровня США, то единственный вариант сдерживания — ЯО с cистемой автозапуска «мёртвой рукой» (что крайне сложно и безумно дорого), но если 90% населения готовы применять контрнасилие, хватит и духовых трубок. Война в Сомали (вторжение и последующее бегство армии США) это прекрасно показала.

Картинка кликабельна. Единицы мощности условные, математический аппарат для доктрины сдерживания в этом направлении не разрабатывался