Государственное насилие угрожает корпорациям

Битарх, Волюнтарист

Мы уже как-то рассматривали тему того, почему корпорациям выгодно бороться с насилием. Для производства новой продукции и получения прибыли с её продаж им крайне важно развивать и внедрять новые технологии. Однако если насилие как явление в целом продолжит своё существование, то дальнейший научно-технический прогресс станет попросту невозможным. Новые технологии дают и новые возможности в совершении актов насилия, в том числе и катастрофических. Представьте, что аккумулятор смартфона станет достаточно энергоёмким для совершения большого взрыва, или что домашние компьютеры станут достаточно производительными, чтобы позволить любому случайному человеку создавать и тестировать на нём используя искусственный интеллект для симуляции вирусов, которые потом могут быть воссозданы вживую с помощью тоже ставшего более продвинутым и более доступным ДНК/РНК синтезатора. Для корпораций это крах, им необходимо принимать участие в решении проблемы насилия, чтобы сохранить и приумножать собственные доходы. Подробнее с этим аргументом вы можете ознакомиться в материале «Корпорации против насилия».

Но нужно учитывать не только риски совершения частных актов насилия. Если доступные для широких масс опасные технологии всё ещё не выпущены на рынок, а значит пока что корпорациям в этом плане волноваться не о чем, то насилие со стороны государства угрожает им прямым образом уже сейчас. Вспомним то, что недавно случилось с Джеком Ма – основателем Alibaba Group. Из-за критических высказываний относительно государственного экономического регулирования власти Китая начали всячески давить его и уничтожать как бизнесмена. В целом Китай взялся за жёсткое подчинение всех крупных технологических корпораций на его территории.

Такой сценарий может произойти с любым миллиардером и любой корпорацией. Такие известные всем личности, как Илон Маск, Билл Гейтс или Джефф Безос имеют огромные средства и влияние в обществе. Но государство в любой момент может всё это обнулить применив те или иные санкции, поддерживаемые силовыми органами, всегда готовыми насильно принудить к подчинению, если приказы стационарного бандита не будут выполняться. И на примере Китая мы чётко видим, что властителям наподобие «товарища Си» вообще абсолютно плевать на средства и влияние корпораций и их владельцев, ради своих желаний авторитарии всё это возьмут грубой силой.

Верно будет заметить, что конкретные правительства могут и не быть заинтересованы в силовом давлении на корпорации. Но хоть что-то гарантирует вечную власть именно этим людям в правительстве? Нет! Рано или поздно, но власть всегда меняется. И если текущая власть достаточно миролюбива, чтобы ничем не угрожать корпорациям, то следующая власть, независимо от того, была ли она избрана демократическим путём, или же захватила власть вооружённым переворотом (хотя этот сценарий более опасен, так как именно он чаще всего приводит ко власти отбитых диктаторов), вполне может объявить корпорациям так называемую «национализацию», а самих владельцев корпораций подвергнуть жёстким репрессиям. Да и такие изменения могут произойти даже в рамках одной власти – ничто ведь не может гарантировать её приверженность одним и тем же интересам в течение длительного времени.

По этим причинам корпорациям вполне выгодно вкладываться в борьбу с насилием, и они будут этим заниматься, если инициативы по борьбе с насилием станут достаточно заметными, чтобы привлечь к себе их внимание. Всяко лучше вложить пару процентов своей прибыли в выравнивание баланса потенциала насилия или, для технологических компаний, поучаствовать в разработке генотерапии против насилия, нежели постоянно рисковать быть уничтоженным насилием.

Могут ли корпорации создать свою армию, полицию и прочее, тем самым подчинив народ?

анонимный вопрос

Конечно, могут. Самый яркий тому пример — Британская Ост-Индская компания. Поэтому отвечать приходится скорее на вопрос «как не дать корпорациям это сделать?»

Политические философы довольно давно мурыжат родственный вопрос о том, как не дать правительству скатиться в тиранию. Предлагаемые решения можно разделить на две категории. Первая — технологические. Это разные схемы разделения властей и прочее институтостроение. Вторая — идеологические. Это пропаганда готовности дать отпор любым попыткам скатывания в тиранию.

Примерно то же и с корпорациями. Можно строить схемы того, как именно в распределённом режиме будут решаться конфликты при анкапе. Например, мне вполне импонирует фридмановская, или родственная ей схема Молинью. Ну а можно просто постулировать, что, во-первых, именно сам человек всегда решает, соблюдать ему тот или иной договор, или выйти из него, а во-вторых, именно человек есть мера всех вещей, и если он полагает, что видит несправедливость, то ему решать, помочь ли в её устранении. Нет никакого волшебного договора о ненападении, который обязателен к повсеместному соблюдению, есть частные представления о должном. Корпорация потеряла берега? Корпорацию стоит наказать.

Анархия нежизнеспособна без постоянной готовности людей к прямым действиям по отстаиванию справедливости. А те или иные структуры, вроде организаций по разрешению споров, просто позволяют использовать разделение труда. Маленькая и сплочённая корпорация зла способна закошмарить небольшую территорию и выжать из неё соки. Но в условиях анархии у неё мало шансов развить успех и расшириться сверх некоторого предела: накопление критической массы скоординированно действующих недоброжелателей будет отнимать у этой корпорации все силы на их сдерживание.

Так что, пожелай я при анкапе самоутверждаться через принуждение и отъём чужой собственности, я бы делала это малой группой, анонимно, и растворялась в ночи, едва только противник опомнится. В развитом информационном мире это бы, скорее всего, означало хакерские атаки — после налётов на физические объекты сложнее заметать следы. Да, такого рода преступность при анкапе вполне возможна и даже жизнеспособна. Но всякие умозрительные кейсы в духе «твой дед установил пиратскую винду полвека назад, с тех пор накапали проценты по неустойке, и поэтому решением нашего карманного суда ты обращён в контрактное рабство на тридцать лет» — это попытка представить себе анархию, в которой все поголовно остаются поражены этатизмом головного мозга. Пока поражены, никакой анархии просто не будет, а когда болезнь удастся преодолеть, такие кейсы станут невозможными.

Если уничтожить государство, то его место займут корпорации, разве нет?

Анонимный вопрос

Тут многое зависит от того, что вы вкладываете в понятие «государство».

Если речь о том, кто станет новым провайдером услуг, которые сейчас оказывает государство, то да, разумеется, кому как не корпорациям прийти на смену. Частные компании уже сейчас успешно конкурируют с государственными на рынке медицины, образования, пенсионного обеспечения, создания технических стандартов и многого другого — фактически любых рыночно востребованных услуг, которые государство прямо не узурпирует.

Что касается тех функций, монополию на которые государство пытается узурпировать — устанавливать произвольные правила на некоей территории, насильственно перераспределять собственность, и так далее — то здесь место государства займут нелегальные преступные группировки. В сущности, государство и сейчас отличается от них только легальностью. Вот этот-то костыль я и хочу из-под него выбить.

В связи с этим у многих возникает вопрос: а не увеличится ли преступность, если одна из преступных группировок утратит свой доминирующий статус. История даёт нам понять, что может как увеличиться, так и уменьшиться. Если мы уничтожаем государство ради священного права баронов бесконтрольно грабить вилланов, то преступность возрастёт. Если мы уничтожаем государство ради священного права граждан бесконтрольно владеть собственностью, то преступность уменьшится. Дьявол в деталях: важно не только состояние среды, но и те идеи, которыми руководствуются в своих действиях люди, живущие в этой среде.

плохая, плохая корпорация!