О трудностях взаимопонимания с коммунистами

Представь такую ситуацию. Ты — директор страховой компании “Анкапистан”, руководящей определённой территорией. Я — спикер коммуны “Анкомистан” (у нас нет лидера, но проводить собрания и ездить в дипломатические поездки от имени коммуны обычно доверяют мне), тоже имеющей в собственности определённую территорию. У нас есть общая водная граница на озере. Анкапистан находится на правом берегу озера, Анкомистан — на левом. Почти вся береговая линия Анкапистана, кроме единственного корабельного порта, принадлежит одному частнику, использующему воду для своих химических заводов. Вы поставляете нам удобрения и сложную технику, мы вам — сельхозпродукцию, древесину и металлы.

И вот в один прекрасный момент вышеупомянутый частник начинает затягивать со сменой фильтров, и в воду попадает много токсичных веществ. А так как мы имеем общее озеро, то в Анкомистане (у нас из наружных водных ресурсов только озеро, а у вас на территории также есть река) несколько десятков человек пьют воду из этого озера, и все из них погибают. И тут начинается самое интересное. В Анкомистане халатность, повлекшая за собой тяжкие последствия, карается 15-20 годами каторжных работ на благо коммуны или смертной казнью на виселице. В Анкапистане — только возмещением ущерба пострадавшим. Я провожу у себя собрание, где поднимаю вопрос о том, как оценить ущерб для возмещения. 5% коммунаров предлагает взять деньгами и положить на счёт коммуны в банке для международной торговли, 10% — отправить частника на 15-20 лет каторжных работ, а 85% — на виселицу, ввиду циничности оценки жизней в деньгах. Итого, коммуна выносит смертный приговор и поручает мне отправить запрос на экстрадицию. Ты предлагаешь компенсировать ущерб, но я показываю бумагу с постановлением коммуны и продолжаю настаивать на экстрадиции. Получив отказ, я говорю, что в этом случае коммуна полностью перестанет поставлять ресурсы в Анкапистан и покупать у него. Если мы разорвём торговые отношения, то Анкапистан лишится одного из рынков сбыта и покупки ресурсов. Кроме Анкомистана, вблизи из сырьевых территорий есть только Анпримистан. Вы можете продавать им готовую продукцию, но ввиду бедности они не будут покупать вашу продукцию за такую высокую цену, по которой мы покупаем у вас. Также ввиду более высокой сложности добычи ресурсов они не будут вам продавать ресурсы по такой низкой цене, по которой продаёт Анкомистан.

А сам Анкомистан просто пробурит вододобывающие скважины и заключит торговый контракт с Трансгумистаном, продающим и покупающим продукцию почти по той же цене, но находящимся немного дальше, чем Анкапистан. В результате у вас будет экономический кризис, а наш уровень жизни практически не поменяется. Вопрос: ты экстрадируешь частника в Анкомистан и тем самым нарушишь NAP в отношении него, или лишишься одного из рынков покупки и сбыта ресурсов, и окажешься в глубоком кризисе?

Анком-кун (вопрос сопровождается донатом в размере 0.00023397 BTC)

Спасибо за эту длинную и интересную историю, которая демонстрирует проблемы, с которыми может столкнуться территориальная коммуна. К счастью, Анкапистан это всего лишь страховая компания. Мы страхуем жизнь, недвижимость, транспорт, риски техногенных катастроф и так далее. То, что застрахованное предприятие вовремя не поменяло фильтры, а мы об этом не узнали (хотя несоблюдение техрегламентов застрахованным лицом — это повод для разрыва контракта или пересмотра размера взноса ввиду повышения риска), означает только одно: наш сотрудник проявил халатность либо был подкуплен застрахованным предприятием. Разумеется, это означает, что своего агента мы увольняем и пересматриваем свои собственные регламенты, чтобы больше подобного не допустить. Также мы отказываемся выплачивать страховку застрахованной компании и подаём на неё в суд за мошенничество — они не провели положенных по регламенту процедур, но не поставили нас в известность, тем самым экономя на страховых взносах. Если другие наши клиенты обратятся к нам за страховкой из-за загрязнения озера (например, рыбаки или турфирмы, на деятельности которых это скажется), нам придётся выплатить им премии, после чего мы подадим иски к предприятию о возмещении нашего ущерба.

Помимо этого, мы, похоже, страховали жизнь владельца предприятия. Этот контракт остаётся в силе, и мы вынуждены препятствовать покушениям на него в пределах суммы расходов, оговоренной страховой премией. Так что мы либо берём его под охрану, либо предоставляем ему комфортабельное убежище, и даём ему возможность безопасно договариваться с Анкомистаном об урегулировании претензий.

Дальше Анкомистан идёт на принцип и непременно желает казнить провинившегося перед ними бизнесмена, отказываясь от любых его предложений по материальному возмещению, вплоть до передачи завода в собственность коммуны. Поэтому бизнесмен продолжает сидеть в убежище и руководить заводом оттуда. Когда наступает время продлять договор страхования, мы встаём перед дилеммой: либо отказаться от продления, либо выставить ему конский ценник, потому что фактически мы тут уже выступаем не как страховая, а как охранная компания. В конце концов мы договариваемся, он продолжает оплачивать счета, а мы продолжаем его охранять.

После этого Анкомистан начинает шантажировать других наших клиентов, угрожая им расторжением контрактов, если мы не выдадим преступника. Мы понимаем, что дальнейшая охрана нецелесообразна, и всё-таки разрываем с ним договор. Бывший клиент, не будь дурак, немедленно заключает договор с другой охранной компанией, оперирующей у чёрта на куличках, и те организуют его эвакуацию. Дальше, находясь физически в нескольких тысячах километров от мстительной коммуны, тот продолжает с ней переговоры, потому что не желает в один прекрасный день проснуться с ледорубом в башке. Но его переговорная позиция становится более сильной, ведь коммуне в этой ситуации сложнее давить на его новую охранную компанию. Поэтому, скорее всего, через некоторое время вы с ним придёте к какому-то компромиссу.

Остаётся вопрос о ваших санкциях в адрес моей страховой компании. Мы охраняли своего клиента в рамках договора, а что такое экстрадиция, мы вообще не понимаем, потому что на нашем языке это называется похищение. Отказаться защищать — это одно, а похитить человека и отдать его каким-то бандитам для последующей расправы — это совершенно другое. Тем не менее, мы несём перед коммуной часть ответственности, потому что плохо контролировали своего агента, следившего за соблюдением техрегламентов у нашего клиента. Мы предлагаем Анкомистану возмещение и, поскольку о прямой вине в данном случае речи не идёт, скорее всего, мы договоримся. После этого у меня возникает претензия к нашему бывшему сотруднику, но это уже совсем другая история.

Кто-то здесь напрашивается на проблемы…

Как решаются проблемы экологии в анархо-капиталистическом обществе?

Вот спорил с корешем, он говорит, что нельзя вот так вот в ПРБ просто взять и раздать государственную землю (её 92%) в гомстед, люди возьмут де и вырубят весь лес, продадут в Китай, а сами уедут. Насколько это реально? Случится ли экологическая катастрофа?
Как решаются проблемы экологии в анархо-капиталистическом обществе? Я слышал, есть несколько книг на эту тему.

Анонимный Анкап (вопрос сопровождается донатом в размере 0.00021605 BTC)

Если в современной России раздать государственную землю, то через некоторое время у тех, кто инвестировал в эту землю достаточно много и построил на ней выгодный бизнес, начнут этот бизнес отжимать. Предвидя эти очевидные последствия, люди будут заинтересованы в том, чтобы выжать из полученной земли как можно больше и как можно быстрее, а более или менее интенсивное хозяйство вести только в очень скромном масштабе, ниже уровня радара.

Если то же самое сделать в Прекрасной России Будущего, где уже проведена судебная реформа, права собственности защищены, и есть несколько прецедентов успешной защиты этих прав, тогда другое дело. Можно свести часть леса, продав кругляк в Китай, на вырученные деньги приобрести оборудование для переработки древесины, и постепенно раскручивать нормальный бизнес, не забывая о посадках нового леса взамен сведённого.

Так что оптимальная стратегия для предпринимателя будет зависеть от его горизонта планирования, а он тем дальше, чем больше его уверенность в завтрашнем дне. Уверенность же укрепляется наличием институтов, защищающих права собственности.

Теперь об экологических проблемах. Экология это комплекс знаний и технологий по организации для человека уютной среды обитания. Чем больше будет платёжеспособный спрос на конкретной территории на такую среду, тем больше вероятность, что владелец территории предпочтёт инвестировать в повышение экологической привлекательности участка, даже в ущерб уже имеющемуся на этом участке бизнесу — потому что спрос на экологию позволяет делать деньги и на ней тоже.

Что касается выбросов, то нет принципиальной разницы между простой свалкой мусора на чужом участке и, скажем, выбрасыванием вредных веществ в виде дыма в атмосферу. Эта деятельность будет встречать противодействие соседей, тем более выраженное, чем больше их желание иметь именно здесь здоровую экологическую обстановку. Будь у вредителя бизнес где-то в интернете, он мог бы долго избегать ответственности, но земля убежать не может, это большая неподвижная мишень. Поэтому тот, кто на свой страх и риск поставит чадящий заводик, мешающий соседям, рискует вскоре остаться без заводика, и, понимая, что дешевле поставить фильтр на чадилку, сделает это.

Можно возразить, мол, как-то в Африке не очень с соблюдением экологических норм со стороны владельцев предприятий. Это из-за того, что там не очень с балансом насилия. Пока завод дешевле защитить от атаки, чем переоборудовать по последнему слову экологической науки, владелец будет вкладываться в защиту. Но в отсутствие государства, в условиях достаточно стабильного и достаточно зажиточного местного комьюнити баланс насилия может соблюдаться весьма долго, а значит, и с экологией всё будет ОК.

Как при анкапе будут обстоять дела с экологией?

Экологи любят обвинять капитализм и бизнесменов в загрязнии окружающей среды и стоять за регулирование рынка. А есть ли нормальные прорыночные экологи? Что насчет реализации концепции устойчивого развития при анкапе?

анонимный вопрос

Я довольно долго мариновала этот вопрос, но тут совершенно случайно у меня появилась возможность привести интересный пример прорыночного подхода к экологии. Владимир Золоторёв, известный киевский анкап, опубликовал перевод статьи Хоакима Бука про рыночный подход к снижению рисков от изменений климата.

Если обобщать, то подход выглядит примерно так. Есть некие риски, которые зависят от каких-то внешних факторов. Если это риски системные, то информацию о рисках можно обобщить, и тогда появляется возможность их застраховать. Чем шире становится рынок страхования этого вида рисков, тем больше денег вкладывается в способы их снижения, потому что любая страховая компания заинтересована в том, чтобы меньше выплачивать по страховкам.

И, в общем-то, совершенно неважно, идёт ли речь о риске оказаться нетрудоспособным в старости, или о риске пострадать от урагана, вызванного изменением климата из-за выбросов углекислого газа. Если риск реальный, за страховку заплатят. Если надуманный, страховка будет продаваться плохо. Страховку от нищей старости готовы покупать очень многие (многие государства в 19-20 веках смекнули это и монополизировали пенсионную отрасль). Те, кто боится неустойчивости развития, перемен климата и извержения йеллоустоунского супервулкана, тоже имеют довольно крупное комьюнити.

Прикиньте, какой профит: куча народу застраховалась от бед, вызванных изменениями климата, а климатологи возьми и докажи, что это была ложная теория, и никаких рисков от выбросов углекислоты нет — всё, собранные деньги не придётся платить, красота! Можно выдумывать новую страшилку, чтобы её продать. Но главное — всё полностью добровольно, никаких налогов. Так и работает магия анкапа.

Видите людей? А ведь каждого из них можно застраховать от того, что Йеллоустоун начнёт извергаться прямо во время экскурсии!

Известно, что экологические регуляции смогли радикально улучшить чистоту воздуха в Нью-Йорке с 1970х годов. А как это могло бы работать при анкапе? Что заменит регуляции и как будет обеспечиваться чистота воды и воздуха?

анонимный вопрос

Что нужно делать, чтобы добиться чистого воздуха при помощи государства? Нужно затевать общественную кампанию, убеждать политиков, что на экологических регуляциях можно сделать и политический капитал, и распилить неплохие деньги — и в конце концов государство нагнёт тех, кто дымит, уменьшив их доход, и облагодетельствует тех, кому хочется чистого воздуха. Это, конечно, если ты живёшь в Нью-Йорке, а не в городе Сибае республики Башкортостан.

Что делается с экологией на свободном рынке? Там, где существующие технологии означают, что ты либо дымишь и делаешь деньги, либо не дымишь и ни хрена не зарабатываешь, ты будешь дымить. А вокруг будут жить те, кто тоже дымит и делает деньги, или ещё как-то завязан на ваш бизнес. Те, кому дым вреден, просто валят туда, где чище, и делают там свой бизнес, связанный с продажей красивых видов и чистого воздуха. Так, в тех же США в 20 веке дымили Нью-Йорк и прочие Детройты и Лос Анджелесы, а ценители здорового отдыха массово обустраивали Флориду, которая из страны болот стремительно превращалась в страну пляжей.

Рынок очень надёжно принуждает людей к мирному сосуществованию, когда каждый занимается своим делом, и не пытается нагибать конкурентов силой. Когда же государство начало активно бороться за чистоту воздуха в городах, то бизнес нашёл, где дымить, и принялся переезжать в страны третьего мира, страна же заплатила за это появлением Ржавого пояса, то есть городов, где не получилось найти никаких других более или менее прибыльных занятий, кроме как дымить. Конечно, я сильно упрощаю, и дело было не только в экологии — государство наступало по многим фронтам.

Конечно, бизнес можно упрекать в том, что он часто начинает решать задачи по мере их появления, поэтому некоторое время задача оказывается нерешённой. Но государство с его маниакально-депрессивным стилем реагирования то заставляет плавать в пустом бассейне, то требует маршировать по дну уже наполнившегося. Если вводить экологические регуляции до появления достаточно дешёвых технологий очистки выбросов, ты либо получишь коррупцию, либо угробишь бизнес, и от бедности зазря пострадает уйма народу. Если, наоборот, пытаться централизованно задавить экологический протест, то от плохой экологии тоже зазря пострадает уйма народу.

При этом бизнес на свободном рынке и без всяких госрегуляций будет искать способы поменьше дымить, производить меньше отходов, тратить меньше энергии и так далее. Грязное предприятие находится на отшибе, квалифицированных работников туда приходится заманивать хорошими деньгами, произведённый товар нужно везти к потребителю за тридевять земель, мусор тоже нужно куда-то везти, и так далее. Если бы можно было с сопоставимыми затратами производить то же самое под боком у массового потребителя, это бы давало хорошее конкурентное преимущество, а значит, придётся вкладываться в технологии, уменьшающие экологический ущерб.

Главное средство для улучшения экологии — это зажиточность людей. Пока люди бедны, они будут закрывать глаза на всё, что мешает удовлетворению их самых настоятельных потребностей. И лишь разбогатев, они принимаются думать, как им организовать уютный быт. Пытаться организовать им быт сразу, за их счёт, мешая разбогатеть — это преступление.

Если вы тут живёте, значит, вам это зачем-то нужно

Много вопросов и опасений

Приветствую. У меня есть несколько переживаний относительно анкапа (скорее даже относительно анархической части). Во-первых, возможна ли анархия в отдельно взятом государстве (территории)? Были ли такие случаи в истории? Как долго такое продержалось? Во-вторых, если анархическое движение придет к власти во всем мире, не получится ли так, что общины перерастут во всем известные государства, создать свою собственную будет крайне сложно? В-третьих, кто будет решать важные вопросы, которые сегодня решает государство? Нет, я не про дороги. Я про деньги (кто будет осуществлять их эмиссию?), про эмиграцию и иммиграцию (будут ли существовать подобия визовых центров, кто этим будет заниматься), про базовые документы (будут ли существовать паспорта, кто будет заниматься их выпуском?), кто будет заниматься экологией (зачастую для извлечения наибольшей выгоды лучше использовать экологически вредные средства, они банально дешевле)?

Кирилл

Возможность анархии

Я уже неоднократно писала о том, что право коренится в человеческих ваимоотношениях и определяется готовностью терпеть те или иные действия со стороны других людей. Возможна ли анархия на какой-то более или менее выделяемой территории? Да, если некоторое критическое количество жителей этой территории не намерено терпеть «архию», то есть принудительное управление, отъём ресурсов под предлогом правительственных нужд, и всего прочего, что сопровождает государство.

Были ли такие случаи в истории? Неплохо задокументрированы два довольно продолжительных: Ирландия и Исландия. И там, и там вместо государства было то, что сейчас бы назвали контрактными юрисдикциями, где у людей был выбор, к кому именно обратиться за разрешением конфликтов, и как именно координировать свои действия.

Сейчас мир стал куда более глобализован, и для того, чтобы анархическое общество уверенно себя чувствовало, ему не обязательно компактно проживать на определённой территории. Хотя многие по личному опыту знают, насколько это сильно помогает, когда тебя физически окружают близкие по духу люди, и ты можешь позволить себе именно тот стиль жизни, который предпочитаешь, зная, что найдёшь в окружающих понимание и поддержку. Так что тяга к территориальным сообществам останется, но им нет нужды стремиться к изрядной географической протяжённости, речь вряд ли будет идти о масштабах больше города.

Превращение общества в государство

Опасаюсь ли я, что подобные полисы (слово «община» изуродовано круговой порукой, облегчающей её угнетение внешним агрессором, поэтому предпочла бы его не использовать) будут превращаться в государства? В условиях глобальной информационной связности? В условиях существования наряду с территориальными обществами ещё и экстерриториальных? Знаете, как-то мне сомнительно, это примерно как опасаться, что птицы обратно станут динозаврами. Условия не те. Недолгая эпоха государств заканчивается. (Ну и, надеюсь, мне не нужно дополнительно пояснять, что полис это условное название, реальные же территориальные анархические общества будут лишь в малом напоминать античные образцы)

Визы

Будут ли некоторые полисы обеспечивать доступ посторонних только по специальному приглашению? Да, вполне возможно. Кто пригласил, тот и отвечает за приглашённого — это простой и естественный механизм, который отлично работает без всякого государства с его визовыми центрами и выдающими разрешения на въезд чиновниками.

Частные деньги

Деньги в виде криптовалют уже сейчас прекрасно ходят в частном порядке, не вижу причин, почему они должны перестать это делать, раз уж технологии позволяют.

Экология

Экология это комплекс знаний и технологий, применяемых для преобразования природы таким образом, чтобы человеку в новых условиях жилось наиболее комфортно. Соответственно, чем больше на некой территории живёт людей, и чем богаче они живут, тем выше спрос на экологию, а чем меньше, тем ниже. Поэтому на территориях, где никто не живёт, и на которые никто не претендует, меньше всего запрос на какие-то экологичные преобразования. Там может быть хоть первобытная чащоба, хоть коптящий небо комбинат, а вот там, где спрос на экологию появляется, будет природный резерват, хорошо обустроенный парк, удобный для валяния на травке газон, цветочек в горшке или просто стены, покрашенные в весёлый зелёный цвет и котёнок в приложении на телефоне — в зависимости от того, в какой степени востребованы в конкретном месте элементы живой природы.

Условное сообщество ценителей жизни среди зелени в современном городе

Как либертарианство относится к охране окружающей среды? Если не будет некоторых запретов на государственном уровне, не подвергнем ли мы угрозе исчезновения редкие виды формы и фауны?

Анонимный вопрос

Прежде всего, конечно, хочется порекомендовать коротенький ролик Михаила Светова, посвящённый ровно этому вопросу.

Основная мысль ролика в том, что для спасения редких видов нужен свободный рынок, позволяющий извлекать выгоду из их спасения. К сожалению, в короткий монолог не уместился анализ того, как преодолеть трагедию общин, то есть ситуацию, когда приватизировать ресурс невозможно либо несоразмерно дорого. И вот для того, чтобы разобраться в этом вопросе, рекомендую прочитать книгу нобелевского лауреата Элинор Остром «Управление общим». Там разобрано множество кейсов, как удавалось без госрегуляций сохранять общественную собственность, которая по всем теоретическим соображениям должна быть безжалостно расхищена.

Остром формулирует ряд критериев, которые необходимо соблюсти для эффективного управления общим ресурсом:

  1. Круг пользователей общего ресурса ограничен
  2. Правила пользования определяются, исходя из особенностей ресурса
  3. Правила пользования разработаны самими пользователями или с их согласия
  4. Мониторинг соблюдения правил пользования проводится лицами, подотчётными пользователям
  5. Санкции за нарушение правил пользования носят градуированный характер.

При соблюдении этих условий совместное использование общего ресурса не приводит к его деградации. Заметим, что вмешательство государства и здесь прямо противопоказано, поскольку нарушает как минимум пункты 3 и 4.

Так что рыночек, вообще-то, умудрился порешать даже трагедию общин. Ура рыночку!