Вопрос по месту социалистов в КЮ

Какой им смысл топить за КЮ, если очевидно, что большая часть трудолюбивых и удачливых выберет более приятную, в плане налоговых отчислений, КЮ, а не КЮСССР2.0? Кто их кормить-то будет?

анонимный вопрос

В недавно переведённой нашей командой статье про ФПКЮ довольно неплохо, как мне кажется, освещены подходы к выбору потребителями тех или иных юрисдикций. Хочу обратить внимание на первые две буквы аббревиатуры: это не просто контрактные юрисдикции, они также функциональные и перекрывающиеся.

Действительно, чисто социалистическая юрисдикция, предоставляющая вообще все виды услуг, просто не выживет на рынке, особенно если она контрактная, то есть из неё можно свободно выйти. Социалистическая юрисдикция эффективна, когда она предоставляет услугу по предоставлению публичных благ, с сильным положительным эффектом масштаба.

Примеры таких спонтанно складывающихся юрисдикций подробно разбирает в своей книге «Управляя общим» Элинор Остром. Скажем, какие-нибудь горные пастбища крайне неудобно делить на мелкие пятачки, а там пасут скот жители нескольких окрестных деревень. И для того, чтобы не возникало хищнической эксплуатации этого редкого общего ресурса, они сами вырабатывают сложную систему норм и контроля за их соблюдением, образуя тем самым функциональную контрактную юрисдикцию. Но эта юрисдикция отвечает за урегулирование конфликтов только касательно пастбища, и совершенно не лезет в вопросы, например, школьного образования. И вот в этой сфере прекрасно могут конкурировать, скажем, сеть публичных школ, финансируемых на паритетной основе всеми членами КЮ (снова социализм!), частная школа, оплачиваемая родителями учеников, и частная школа, финансируемая эндаумент-фондом. Вот вам как раз пример перекрытия юрисдикций.

Ставить здесь заборы, чтобы соседская скотина не лезла жрать частную траву — себе дороже.

Что с водоснабжением и ЖКХ на свободном рынке?

анонимный вопрос

Давайте я поговорю только о водоснабжении, чтобы не размывать, пардон за каламбур, тему.

Чтобы снабдить городского жителя водой, нужно:

  • найти источник воды
  • добыть воду
  • доставить воду потребителю

Для того, чтобы всё это работало на свободном рынке, нужно, чтобы каждый из этапов мог осуществляться без принуждения и приносил прибыль тому, кто его осуществляет. Теперь поехали по пунктам.

Найти источник воды

При наличии водоёмов это сравнительно несложная задача, поэтому рассмотрим более трудный случай: поиск артезианского бассейна. Для проведения этих работ требуется нанять специализированную организацию, которая будет раскладывать по земле своё регистрирующее оборудование, получать с его помощью данные с глубины, обрабатывать и делать выводы о том, где проходит граница бассейна и, стало быть, каковы там запасы воды. То есть нужно договориться с владельцами земли, на которой будет проводиться съёмка, оплатить им оговоренные компенсации — и провести разведку. Эта задача не является нерешаемой.

В России, где все недра принадлежат государству, а земля может принадлежать частным лицам, геологоразведчики платят владельцам земли за потраву, а прибыль в конечном итоге будет получать тот, кто приобрёл у государства лицензию на добычу. На свободном же рынке скорее будет, как в США, где права на недра принадлежат владельцам земли, то есть они даже в ещё большей степени заинтересованы в разведке находящихся под ними недр. Также, насколько я смогла разобраться, получаемые при разведке данные обладают определённой избыточностью, а потому несогласие некоторых землевладельцев или невозможность съёмки из-за расположения на земле построек не слишком помешают получению результата. Иначе говоря, на этом этапе особых трудностей для рынка нет — есть обычные предпринимательские риски, когда деньги за разведку уплачены, а бассейна не нашлось.

Добыть воду

Здесь, опять же, наибольшую теоретическую сложность представляет ситуация, когда речь идёт об артезианском бассейне. Дело в том, что он обычно достаточно велик, чтобы водозаборные скважины, эксплуатирующие его, могли находиться на земле разных собственников. Если потребителей много, а воды мало, важно не допустить трагедии общин, иначе источник не будет успевать пополняться естественным путём вследствие избыточного отбора.

Несколько подобных кейсов подробно разобраны у Элинор Остром в книге «Управляя общим», где она приводит основные принципы, которых должны придерживаться добывающие организации, чтобы не допустить деградации ресурса. Тут им потребуется зафиксированное соглашение по нормам отбора воды, контролирующий орган, возможность пресекать злоупотребления, причём с градуированной системой штрафов. Причём, что интересно, очень важно, чтобы была возможность энфорсмента договора, но не менее важно, чтобы никакое государство не пыталось вмешиваться в сам процесс его заключения. То есть для уверенного разрешения такого рода имущественных коллизий наличие развитого свободного рынка не просто желательно, а прямо-таки жизненно необходимо.

Доставить воду потребителю

Вопрос о том, кто будет прокладывать и ремонтировать водопровод, сродни вопросу о том, кто будет строить дороги. Дороги строят те, кому они нужны, то есть владельцы объектов недвижимости, к которым ведёт дорога, потому что это увеличивает их стоимость. Точно так же стоимость участка земли увеличивает проходящий по нему водопровод, ведь это означает, что на земле можно построить водопотребляющий объект, а затем быстро и просто подключить его к водоснабжению.

Так что здесь картинка будет примерно той же, что и на этапе разведки. Либо владельцы земли сами оплачивают трубы по своей земле, либо, по крайней мере, предоставляют разрешение водоснабжающей организации на прокладку труб, за деньги или безвозмездно — тут уж как договорятся.

Резюме

Примерно тот же подход можно применить для других инфраструктурных объектов и других сфер ЖКХ. Процесс поставки услуги разбивается на этапы, каждый из которых должен приносить прибыль. На каждом этапе могут возникнуть имущественные коллизии, которые приходится решать заключением договоров, и эти договоры будут давать либо непосредственную взаимную выгоду, как договор аренды земли под прокладку коммуникаций, либо являться результатом компромисса, как договор о квотах по отбору воды. И все эти сложности, конечно, не идут ни в какое сравнение со сложностями организации того же самого через механизмы центрального планирования — вот там задача действительно решается абы как: жрёт налоговые деньги, а потребителя оставляет недовольным.

Что будет с мировым океаном при анкапе? Будет ли у кого-нибудь право собственности на него?

Ашот

Прямо сейчас международные нейтральные воды представляют собой занятное пространство частичного анкапа. Сами не являясь ничьей собственностью, они позволяют судну оставаться почти полностью экстерриториальным (судно считается территорией государства флага, и поэтому рыночек порешал в пользу удобных флагов — такие государства имеют крупный торговый флот, порой даже не заморачиваясь выходом к морю).

Именно поэтому, когда на суше наступит анкап, на море изменения будут минимальны. Судно останется частной собственностью владельца, рыбные угодья будут совместно эксплуатироваться рыболовецкими компаниями (и если они будут невнимательно читать Элинор Остром, то рыночек их покарает), в проливах будет повышенная вероятность встретить пиратов (но против них можно будет применять богатый инструментарий), вода останется солёной, в Тихом океане останется локализованной великая мусорная свалка, существующая по воле господствующих течений.

По мере удорожания дикой рыбы человечество будет всё больше переходить на домашнюю, по мере удорожания пластика будет всё больше соблазна вылавливать его из океана для переработки, по мере роста населения и удешевления систединга изрядная часть океана может станет территориальными водами новых плавучих островов, а до тех пор маловероятно, что кто-то станет нарезать его на деляночки.

Современным анкапам будущее океана при сохранении на суше государств видится как-то так

Снова к вопросу о глобальном потеплении, дело же ведь не в том, что климат поменяется, а в том, что последует после этого: нарушение климатических циклов, нарушение экологической стабильности и т. д. и т. п. Всё это безусловно отразится на агросекторе плюс растущее население. Что с этим делать?

анонимный вопрос, дополнение к предыдущему ответу

Если некое сообщество согласно с тем, какой климат для него оптимальный, и обладает возможностями установить себе эти условия, его представитель просто берёт пульт климат-контроля и устанавливает нужные параметры. Если возможностей устанавливать произвольный климат нет, то люди либо мигрируют в более приемлемые для них климатические условия, либо приспосабливаются к имеющимся. Если есть возможности, но нет согласия, то тот, у кого пульт, так или иначе установит параметры, устраивающие одних и не устраивающие других.

Для изучения причин и следствий изменения климата можно задаться вопросами: а) кто и в какой степени повлиял на произошедшие изменения; б) кому и какой ущерб был этим нанесён. Но фактически интерес вызывает другой вопрос: можно ли организовать совместную деятельность так, чтобы не происходило деградации сложившейся системы потребления благ, и если да, то как.

Существующий уровень развития человечества позволяет непосредственно рулить климатом примерно на уровне региона: устроить крупное водохранилище, например, или, наоборот, разобрать реку на арыки. Какие подходы при организации режима эксплуатации общих ресурсов работают более или менее в интересах эксплуататоров, разбирается в книжке, которую я уже разок рекомендовала: Элинор Остром, «Управление общим».

Если нет возможности спроектировать схему эксплуатации общих ресурсов согласно выведенных ею принципам, то самое лучшее, что можно сделать — это опустить руки и вовсе устранить регуляции: в системах, слишком сложных для непосредственного управления, порядок может навести только свободный рынок.

Глобальные климатические изменения, безусловно, пока относятся именно к таковым.

Как либертарианство относится к охране окружающей среды? Если не будет некоторых запретов на государственном уровне, не подвергнем ли мы угрозе исчезновения редкие виды формы и фауны?

Анонимный вопрос

Прежде всего, конечно, хочется порекомендовать коротенький ролик Михаила Светова, посвящённый ровно этому вопросу.

Основная мысль ролика в том, что для спасения редких видов нужен свободный рынок, позволяющий извлекать выгоду из их спасения. К сожалению, в короткий монолог не уместился анализ того, как преодолеть трагедию общин, то есть ситуацию, когда приватизировать ресурс невозможно либо несоразмерно дорого. И вот для того, чтобы разобраться в этом вопросе, рекомендую прочитать книгу нобелевского лауреата Элинор Остром «Управление общим». Там разобрано множество кейсов, как удавалось без госрегуляций сохранять общественную собственность, которая по всем теоретическим соображениям должна быть безжалостно расхищена.

Остром формулирует ряд критериев, которые необходимо соблюсти для эффективного управления общим ресурсом:

  1. Круг пользователей общего ресурса ограничен
  2. Правила пользования определяются, исходя из особенностей ресурса
  3. Правила пользования разработаны самими пользователями или с их согласия
  4. Мониторинг соблюдения правил пользования проводится лицами, подотчётными пользователям
  5. Санкции за нарушение правил пользования носят градуированный характер.

При соблюдении этих условий совместное использование общего ресурса не приводит к его деградации. Заметим, что вмешательство государства и здесь прямо противопоказано, поскольку нарушает как минимум пункты 3 и 4.

Так что рыночек, вообще-то, умудрился порешать даже трагедию общин. Ура рыночку!