Как решаются проблемы экологии в анархо-капиталистическом обществе?

Вот спорил с корешем, он говорит, что нельзя вот так вот в ПРБ просто взять и раздать государственную землю (её 92%) в гомстед, люди возьмут де и вырубят весь лес, продадут в Китай, а сами уедут. Насколько это реально? Случится ли экологическая катастрофа?
Как решаются проблемы экологии в анархо-капиталистическом обществе? Я слышал, есть несколько книг на эту тему.

Анонимный Анкап (вопрос сопровождается донатом в размере 0.00021605 BTC)

Если в современной России раздать государственную землю, то через некоторое время у тех, кто инвестировал в эту землю достаточно много и построил на ней выгодный бизнес, начнут этот бизнес отжимать. Предвидя эти очевидные последствия, люди будут заинтересованы в том, чтобы выжать из полученной земли как можно больше и как можно быстрее, а более или менее интенсивное хозяйство вести только в очень скромном масштабе, ниже уровня радара.

Если то же самое сделать в Прекрасной России Будущего, где уже проведена судебная реформа, права собственности защищены, и есть несколько прецедентов успешной защиты этих прав, тогда другое дело. Можно свести часть леса, продав кругляк в Китай, на вырученные деньги приобрести оборудование для переработки древесины, и постепенно раскручивать нормальный бизнес, не забывая о посадках нового леса взамен сведённого.

Так что оптимальная стратегия для предпринимателя будет зависеть от его горизонта планирования, а он тем дальше, чем больше его уверенность в завтрашнем дне. Уверенность же укрепляется наличием институтов, защищающих права собственности.

Теперь об экологических проблемах. Экология это комплекс знаний и технологий по организации для человека уютной среды обитания. Чем больше будет платёжеспособный спрос на конкретной территории на такую среду, тем больше вероятность, что владелец территории предпочтёт инвестировать в повышение экологической привлекательности участка, даже в ущерб уже имеющемуся на этом участке бизнесу — потому что спрос на экологию позволяет делать деньги и на ней тоже.

Что касается выбросов, то нет принципиальной разницы между простой свалкой мусора на чужом участке и, скажем, выбрасыванием вредных веществ в виде дыма в атмосферу. Эта деятельность будет встречать противодействие соседей, тем более выраженное, чем больше их желание иметь именно здесь здоровую экологическую обстановку. Будь у вредителя бизнес где-то в интернете, он мог бы долго избегать ответственности, но земля убежать не может, это большая неподвижная мишень. Поэтому тот, кто на свой страх и риск поставит чадящий заводик, мешающий соседям, рискует вскоре остаться без заводика, и, понимая, что дешевле поставить фильтр на чадилку, сделает это.

Можно возразить, мол, как-то в Африке не очень с соблюдением экологических норм со стороны владельцев предприятий. Это из-за того, что там не очень с балансом насилия. Пока завод дешевле защитить от атаки, чем переоборудовать по последнему слову экологической науки, владелец будет вкладываться в защиту. Но в отсутствие государства, в условиях достаточно стабильного и достаточно зажиточного местного комьюнити баланс насилия может соблюдаться весьма долго, а значит, и с экологией всё будет ОК.

Знаю, в нашем движении появилось огромное количество псевдолибертарианцев

Пройлайферы, выступающие за запрет абортов, педоистерики — за запрет сношения по взаимному согласию с несовершеннолетними, есть даже фрики, которые топят за «нового русского Пиночета». Самый упоротый класс — вторые, конечно же. И он самый многочисленный. И если с первыми и третьими еще как-то можно справиться, открестившись от них, то здесь мы имеем такую картину: гидра педоистерии втесалась так глубоко в чрево либертарианского движения, что ее практически невозможно оттуда достать. Ваши варианты действий?

Ингликамент Арцебантовский-Бухт

Вы перечислили три категории лиц, из которых первые и третьи хотели бы поменять статус кво (сейчас аборты разрешены, и коммунистов с вертолёта в океан не мечут), а вторые желали бы его сохранить (добровольные сношения с несовершеннолетними уже ограничены). Либертарианцы ведут общественную кампанию за то, чтобы поменять в обществе очень многое, и потому нуждаются в очень широкой общественной поддержке. Но предпочтения разных людей неизбежно будут отличаться, и чем активнее вы будете бороться за чистоту рядов, тем меньше будет ваша поддержка.

В связи с этим я бы хотела порекомендовать к ознакомлению пост в одном интересном канале, который ведут анархисты, явно имеющие в анамнезе левачество, но несколько его переросшие (подписывайтесь, кстати, канал годный). В посте анализируются стратегии поведения в конфликте для широкого экспансивного общественного движения, и для герметичной секты. Отмечена занятная особенность, что экспансивное расширение обычно сопровождается достаточно мирной риторикой, а вот сектанты в своей риторике крайне агрессивны, хотя при этом их состав и численность консервируются.

Либертарианское движение сейчас на подъёме, поэтому вовлекать разнообразных фриков оно будет со всей неизбежностью. Не надо тратить силы на внутреннее сектантство, полезнее сосредоточиться на объединяющих вас чертах мировоззрения. Что касается педоистерии, то можно пожимать плечами и говорить, что лично вы не понимаете, как можно настолько не доверять личным предпочтениям подростков и одобрять государственное насилие за преступления без жертв, однако вы готовы сотрудничать с консерваторами по теме снижения налогов и ещё множеству других вопросов. Тут алаверды моему недавнему посту, где я фантазировала, как гипотетические американские либертарианцы, не имея большинства в Конгрессе, тем не менее определяют повестку и проводят свои законы, пользуясь противоречиями между социалистами и консерваторами.

Словом, если уж вы записались в политики, то будьте гибче, объединяйтесь вокруг общих интересов, а навоеваться успеете, когда в парламенте Прекрасной России Будущего будет обсуждать законопроект об отмене возраста согласия. Если вы сумеете обзавестись достаточно широкой поддержкой по этому вопросу, вам не потребуется вертолёт.

Как оцениваешь перспективы построения либертарианского общества, наподобие Free state project, в рамках какого-нибудь небольшого субъекта РФ (например, Псковской или Новгородской области)? Как в условиях современной автократии, так и в условиях ПРБ.

Мещ Енок

Для того, чтобы быстро построить с нуля прочное сообщество на ограниченной территории, требуется:

  1. Согласие проживающих в сообществе касательно правил взаимодействия
  2. Согласие внешнего окружения терпеть у себя по соседству создаваемое сообщество с его внутренними правилами

Для того, чтобы создать либертарианское сообщество в масштабах хоть и небольшого, но полноценного субъекта федерации, нужно иметь возможность распространить свои порядки на субъект федерации. Население Псковской области примерно вдвое меньше Нью-Гэмпшира. Если принять, что механизмы распространения влияния в РФ и США одинаковы, это означает, что для стабильного успеха российского FSP в Псковскую область должны переселиться 10 тысяч фристейтеров.

Конечно, в РФ проект столкнётся с куда большим количеством трудностей, чем в США, поскольку, хотя формально и там, и там федерация, у штатов куда больше прав, чем у российских субъектов федерации. Регионы могут поменять не так уж много норм. Конечно, регион может сократить региональные налоги, но они, во-первых, очень малы в сравнении с федеральными, а во-вторых, бюджет области глубоко убыточен.

У Псковской области есть один огромный плюс: она граничит аж с тремя странами: Эстонией, Латвией и Белоруссией, не скажу даже навскидку, может ли ещё хоть какой-то субъект федерации похвастаться чем-то подобным. При наличии достаточно широкой сети доверия, образованной фристейтерами, это означает возможность коррумпирования структур, контролирующих трансграничное движение товаров и людей, и, соответственно, международную торговлю. Тут есть, о чём подумать.

В Прекрасной России Будущего предполагается передача регионам большого количества полномочий и перераспределения в их пользу налогов. Это, в сочетании с электоральной дерегуляцией, значительно облегчает задачу по изготовлению из условной Псковской области этакой либертарианской витрины.

Сейчас большая часть российских либертарианцев — это, конечно, москвичи, поскольку они в среднем зажиточнее, лучше вовлечены в информационную повестку через разные офлайн-акции, да и просто понимают, что от них в нашей сверхцентрализованной стране зависит куда больше. Захотят ли они менять свою значимость в столице на широкую известность в маленьком регионе? Далеко не факт, и уж точно далеко не все. Всё-таки Нью-Гэмпшир на самом старте FSP уже был достаточно богатым штатом, сомневаюсь, что проект был бы столь же успешен, если бы для него выбрали совсем уж захолустье, вроде Американского Самоа.

Но зря я, что ли, публикую тут статьи про панархию? Территориальная привязка значит всё меньше и меньше, так что мы совсем не обязаны упарываться по кучкованию в одну бедную сельскохозяйственную общину, а можем наводить свои порядки вокруг себя, где бы мы ни находились, и в мировом масштабе это, возможно, будет значить больше, чем один яркий маяк свободы на фоне всеобщего рабства.

Как там с женским обрезанием в Прекрасной России Будущего?

анонимный вопрос

Отвечает Алекс Мурин

Женское обрезание, как и любая принудительная медицинская процедура, сделанная без необходимости, является преступлением против человека. Основная проблема в том, что совершается она чаще всего родственниками над неправоспособной девочкой. В России случаи женского обрезания зафиксированы в Дагестане. Если пытаться разобраться с точки зрения NAP, то это нападение на человека с целью причинения увечья, при котором его жизнь подвергается опасности. Обрезание чаще всего делают в домашних условиях, при этом люди, не имеющие даже минимальных познаний в медицине.

Принцип ненападения предполагает защиту человека в любом возрасте. Следовательно родственники девочки в Прекрасной России Будущего понесут ответственность: либо в виде компенсации вреда, либо в виде вычетов из доходов, полученных в частной тюрьме.

Я считаю, что позиция, которая рассматривает ребенка, как собственность его родителей, несостоятельна, ребенок и родитель находятся в отношениях опеки. Умышленное причинение вреда опекаемому — преступление более страшное, нежели агрессивное насилие в отношении человека, который мог бы дать отпор. При этом логично будет, если суд признает опеку со стороны таких родных незаконной. Пострадавшая, неспособная обеспечить себя, имеет право выбрать себе более достойного опекуна, либо жить и учиться в заведениях, которые содержатся частными фондами.

Со временем традиция уйдет в прошлое. В настоящее время она поддерживается за счет безнаказанности производивших операцию. Причина этой безнаказанности — тотальное кумовство в тех регионах, где практика распространена. Там ребенку просто некуда обратиться за защитой. Полиция не примет заявление о причинении тяжкого вреда здоровью, потому что там так принято. Независимый суд муниципалитета или третейский суд с большей вероятностью встанет на сторону пострадавшей, чтобы подтвердить свою репутацию.

Данная традиция вряд ли найдет поддержку у страховщиков. Очень часто при женском обрезании заносится инфекция. Наиболее распространенные осложнения такой процедуры: воспаления, образование рубцов, затруднения при мочеиспускании и выводе менструальных выделений. Страховщикам придется оплачивать лечение каждого неудачного случая. Еще одним мотивом, останавливающим родственников, станет кратное увеличение стоимости страховки.

Также на искоренение традиции может повлиять испорченная репутация практикующих такие издевательства. Если сейчас мы никак не можем повлиять на силовиков и глав кланов Северного Кавказа, без государственной поддержки им придется считаться с общей по стране правоприменительной практикой, иначе люди не согласятся жить в их юрисдикциях.

И да, возможно исключение. Если женщина хочет получить таким образом определенный статус, уважение среди мусульман, придерживающихся такой традиции, она вправе обратиться в клинику и пройти процедуру добровольно. Помешать ей достаточно сложно, она хозяйка своего тела.

Дополнение от Анкап-тян

В ситуации, когда подобная практика распространена в каком-то сообществе повсеместно (причём обрезание может быть и мужским, это не меньшая дрянь), бессмысленно по суду пытаться отобрать пострадавшего ребёнка у родителей и передавать другим родственникам, ведь они, скорее всего, придерживаются схожих взглядов. Тем более бессмысленно пытаться штрафовать родителей, ведь у них общий бюджет с ребёнком, и ребёнок вдобавок к увечью окажется наказан ещё и деньгами.

Но повзрослев и получив самостоятельность (а в ПРБ даже традиционное общество будет вынуждено эту самостоятельность женщине предоставить), далее женщина уже может преследовать родителей за своё увечье в судебном порядке, прослыть неблагодарной скотиной, но отстоять ту версию справедливости, которую сама разделяет.

Государство, конечно, тоже умеет расправляться с традиционным обществом, но такое лекарство хуже болезни. В либертарной среде традиционное общество будет размываться куда быстрее и надёжнее, через бунт одиночек.

Какие отрасли/сферы останутся в руках государства в Либертарианской России Будущего? Или вообще все будет частным?

Анонимный вопрос

Здесь в вопросе сразу содержится часть ответа. Поскольку речь именно о Либертарианской России, то это уже означает минархистский сценарий. В рамках этого сценария в руках государства остаётся дипломатия, защита граждан от внешней агрессии и энфорсмент судебных решений.

Почему дипломатия, объяснить наиболее просто. Если в мире есть государства, значит, могут быть межгосударственные соглашения, а потому приходится держать некую государственную структуру, которая будет эти соглашения готовить и подписывать.

Схожим образом можно понять, почему и защита граждан от внешней агрессии становится делом государства. Легко и приятно, когда внешнюю агрессию осуществляют некие бандиты, не входящие в привилегированный клуб государственных бандитов. С ними управится и частная компания, без каких-либо дипломатических последствий. А вот объяснить какому-нибудь Ким Чен Ыну, что он неправ, частной компании будет уже затруднительно: для него она будет выглядеть, как некие террористы, с которыми переговоры вести нельзя, хотя бы потому, что не с кем: государство рассматривает в качестве собеседника только другое государство.

Сомнительнее всего обосновывается, зачем пускать государство в сферу принуждения к исполнению решений суда. Но и тут можно сослаться на возможные казусы с иностранными компаниями, которые насилие в свой адрес со стороны частников могут понять как произвол, и побежать жаловаться своему правительству.

Во всяком случае, именно так видят картинку желаемого будущего минархисты, ну а я, в общем, не против — но только до тех пор, пока и в этих трёх отраслях не начнут активно внедряться безгосударственные практики.

Как ты относишься к Навальному? Есть ли у него шанс на то, чтобы что-то изменить?

Анонимный вопрос

Представьте себе, что я бы повесила себе на стену здоровенный постер со Световым, и постоянно обсуждала со своим парнем, какой он няшка. В лучшем случае парень бы решил, что я сектантка, и свалил от меня подальше. А в худшем случае получилось бы, как у РБ-тян. У неё постер с Навальным на стене, у неё футболка с Навальным на груди, у неё стикер с Навальным на телефоне… В результате с парнем вместо прекрасной России будущего они постоянно обсуждают, какой Навальный крутой, и какой он снял новый ролик. Так вот: до тех пор, пока они так делают, нет у Навального шанса что-то изменить: он сам оказывается интереснее своей повестки. Вот когда у РБ-тян начнут спрашивать, какие книжки почитать, тогда шанс появится.

Ну ведь няшка же!

А мы будем истреблять ниггеров в прекрасной россии будущего?

Анонимный вопрос

У меня есть приятельница, она постоянно меняет ник, и вот как раз недавно стала называться Россия будущего. Мы с РБ-тян часто спорим на этот счёт. Она считает, что с ниггерами, чурками и прочими разными неполноценными народами нужно ввести визовый режим, и доверить чиновнику решать, какого ниггера пускать, а какого не пускать. Ну а я, конечно, возражаю, что я как-нибудь сама решу, кого мне пускать на свою землю, без чиновника. И если некто заявится ко мне без приглашения, он действительно будет рисковать тем, что окажется истреблён. Но если он готов продать мне то, что мне нужно, или купить то, что я хочу продать, и при этом будет вежлив и учтив, то он, конечно же, будет мне желанным гостем, и тогда я уж как-нибудь обеспечу ему защиту от всех, кто почему-то захочет его истребить.