2023, итоги

Как обычно, констатирую, что я не умею выполнять собственные планы. Ранее начатые книжки так и не допереведены, собственная книжка про анкап так и не озвучена, зато взялась переводить новую, про сетевое государство, и писать свою новую, про либертарианскую теорию войны.

Телеграм-канал особо не развивается: подписчиков стало чуть больше, публикаций и просмотров чуть меньше, цитируемость слегка снизилась. В целом логично: проект взрослый, агрессивной рекламы нет, свободного времени становится всё меньше, просто продолжаем вести канал, потому что как можно его не вести?

С Монтелиберо всё довольно занятно. Проект в этом году продолжил наращивание системной сложности, и теперь можно уверенно сказать: ни один человек не знает, сколько в движении человек, и как дела у движения в целом, потому что нельзя объять необъятное. Да и незачем. Поэтому какие-то основные вехи у всех на слуху (МТЛ-фест, заселение МТЛ-Сити), и рядом с ними есть множество мелких местечковых достижений, которые для одних выглядят прорывом, а у других вызывают недоумение. Поэтому же я давно не выпускаю новостей Монтелиберо, зато, скорее всего, выберу какой-нибудь интересный мне сегмент и начну освещать его непосредственно на общем канале движения.

Вообще, сегментирование стало для Монтелиберо основным трендом, и это в целом здраво: люди стараются не тратить сил на то, что их мало интересует, и сосредотачиваются на важном. При этом различные компании как-то взаимопроникают, и объединены лишь этими рыхлыми коммуникациями, да схожими системами ценностей, да набором подходов к работе с реальностью. Такое Монтелиберо вообще никак не привязано ни к каким государственным границам, хотя, конечно, большинство тусовочек в движении как-то географически локализовано. Я ожидаю, что этот тренд в следующем году станет более институционально оформленным, узлы сети приобретут более явный вид, а их деятельность будет получать разнообразное и более децентрализованное освещение.

В Черногории не случилось ничего интересного, кроме нового правительства, нового президента, закручивания гаек и переписи. В РФ тоже ничего интересного, кроме недопутча. Зато неожиданно на арене появилась Аргентина. Теперь можно с радостным любопытством наблюдать, как с этатистами борются этатистскими методами, и отдельные кейсы складывать в копилочку.

В новом году хочу пожелать своим читателям двух самых важных вещей: чувства собственного достоинства и целеустремлённости. Не терпите говна ни в себе, ни вокруг себя, и последовательно двигайтесь в сторону того мира, где его меньше.

Любовь анкапов к детям – переход в практическую плоскость

Мне тут случилось презентовать свою книгу в клубе Монтелиберо. Было примерно двадцать пять человек, помидорами не швырялись, напротив, швырялись донатами. Несмотря на то, что решение о выступлении было принято спонтанно, и толком не готовилось, вышло вроде неплохо.

Но вот по его итогам меня попросили сделать какую-нибудь адаптацию для детей, чтобы была возможность как-то понятно объяснить им, что это за странные игры, в которые играют их родители, и вовлечь их в эти самые игры.

Ну, игры так игры. Одну игру я хочу сделать в чисто разговорном жанре, пристрелочную. Будем играть в доброго царя. Ребёнок получает царство в наследство и хочет сделать своих подданных довольными. Он может спрашивать, как обстоят дела в его царстве, отдавать приказы и узнавать от меня, что ему докладывают в ответ. Тут мне в основном интересно, какие, собственно, вопросы будут задавать дети. Учитывая, что своих у меня нет, должен получиться обоюдополезный опыт. Думаю, что в течение пары недель я решусь провести там же, в клубе, первую игру.

Другая игра потребует более серьёзной проработки, хочу сделать настолку про жизнь при этатизме. В базовом модуле хочу предложить роли работника, предпринимателя, чиновника и политика. Цель – по возможности просто, но без потери реалистичности, показать их взаимоотношения. Также хочется, чтобы в игре было место этическим решениям.

Такие вот мощные планы. С книжкой про анкап я провозилась больше года, надеюсь, что тут управлюсь заметно быстрее.

Также очень рассчитываю, что в ближайшем будущем у меня станет куда больше свободного времени, и я смогу уделять каналу столько внимания, сколько он заслуживает.

2022, итоги

Немного смешно сейчас перечитывать, с каким энтузиазмом я смотрела в новый 2022 год. Тем не менее, энтузиазм этот во многом оправдался.

Проект Монтелиберо успешно развивается, и если год назад мы все собрались праздновать в одном доме, то сейчас такой возможности нет даже близко, нас в Черногории больше сотни человек. На площадке МТЛсити заканчивается постройка первых двух домов, заложен третий, плюс возведён геодезический купол, в котором можно будет опробовать сезонное проживание. В Баре вовсю развивается либертарианский клуб, где люди регулярно собираются потусить, выпить вкуснейшего кофе, посетить лекцию, поиграть в настолки, поучаствовать в записи подкаста и так далее. Капитал инвестиционного фонда MTL составляет уже более 170 тысяч токенов, а цена токена выросла с 1 евро до 3 с хвостиком. Акционеров у фонда больше 600 человек. Токенов всех сортов и расцветок вокруг проекта Монтелиберо ходит уже столько, что я сбилась со счёта, и за каждым та или иная активность, в тот или иной момент потребовавшая токенизации. Короче, на этом фронте всё прямо-таки очень живо, и пока незаметно, чтобы мы упирались в какой-то потолок.

Зато активность вокруг моего канала свой потолок таки нашла. Число подписчиков за год уменьшилось на сотню, число публикаций также заметно упало. Была закончена озвучка текста Механики свободы и дописана моя собственная книжка про анкап, зато переводы нескольких других книжек движутся весьма полако. Какого-либо значимого комьюнити вокруг канала так и не сложилось, да теперь и не требуется, ведь есть Монтелиберо. Там, кстати, недавно тоже подводили итоги года и, в частности, составили список наиболее значимых для проекта персоналий. И если в первый год я явно была бы в первой тройке, то теперь только во второй пятёрке, что, впрочем, кажется мне вполне объективной оценкой.

Наиболее странным направлением моей деятельности по ведению канала была серия антироссийских постов, где я позволяла себе давать рекомендации о том, что делать с Россией. Призывы жечь военкоматы имели успех, все остальные – не особенно. Россия пока не развалилась, но идёт к этому. Впрочем, не так важно, что случится с этим государством, как то, что случится с русскими, а для них у меня сохраняется прежнее пожелание. Я бы хотела, чтобы русские рассеялись по всему миру как можно шире, обустроились там как можно комфортнее, сохраняли и развивали свою великую русскую культуру, а российское государство забыли, как страшный сон, ну или, демонстрируя свою историческую ответственность, деловито вкладывались в его демонтаж.

В целом прошедшим годом я довольна. В следующем году хочу всё-таки завершить все текущие затянувшиеся переводы, записать аудиоверсию книжки про анкап, ну и, конечно, продолжить освещать построение нашей либертарианской утопии в солнечной Черногории. Всем счастливого Нового года!

Антиукраинский пост, update

Предыдущий пост вызвал ряд критических замечаний. Чтобы они не подвисли в воздухе, я не правлю ту публикацию, а выпускаю дополнение.

Во-первых, я облажалась, и вместо Зеленского опубликовала другого мужика в спецовке, некоего главы Николаевской ОДА Виталия Кима. Желаю долгих лет жизни этому обладателю весёлых носочков! Себе желаю чуть большей внимательности при разглядывании картинок, хотя и понимаю, что это малоосуществимо.

Во-вторых, мне процитировали нормы закона, на основании которого проводились раздачи оружия. Они подразумевают предъявление паспорта, запись в ряды теробороны, некоторые прочие формальности и, что наиболее омерзительно, обязательство под угрозой уголовного преследования сдать полученное госимущество в течение десяти дней после снятия военного положения. Убогость этих норм, полагаю, будет чуть более чем полностью нивелирована их неисполнением. Почти наверняка львиная доля выданных стволов будет в итоге по документам трагически утеряна в бою – примерно так же, как охотничьи ружья имеют поразительную тенденцию тонуть по документам во время охоты на уток.

2021, итоги

Перечитала итоги прошлых лет: 2018 (радостные), 2019 (уверенные) и 2020 (унылые). К счастью, тренд удалось переломить, и в 2022 год я смотрю с куда большим энтузиазмом, чем некогда смотрела в 2021.

Год стал разгромным для российской оппозиции, к которой я всё-таки в какой-то мере относилась, хотя и не уделяла политике большого внимания. Многие покинули страну под угрозой непосредственного уголовного преследования, сваливая в пустоту, и им, полагаю, было несладко. Мне повезло куда больше: я покинула страну, чтобы строить офлайновую либертарианскую утопию, и эта утопия, Монтелиберо, неплохо продвинулась в реализации. Нас, переехавших в Черногорию строить локальный эрзац-анкап, уже два десятка, и в новогоднюю ночь мы впервые за всю историю проекта соберёмся вместе за одним столом (одной бомбой можно накрыть). Тем не менее, я всё-таки рассчитываю, что бомбой нас не накроет, и уже в следующем году мы построим здесь достаточно надёжную площадку для приёма и обустройства либертарианцев.

Другим знаковым событием в жизни канала стало то, что я наконец-то полностью перевела фридмановскую Механику свободы, и это самый крупный из пока что реализованных мною проектов. Сейчас в качестве бонуса Олег Тетеревлев начитывает аудиокнигу, и на сегодня добрался уже до 45 из 66 глав. Думаю, что в 2022 году аудиокнига тоже будет завершена. Перевод ещё трёх книг ведётся в параллельном режиме, подбадриваемый вашими донатами, и рано или поздно также будет закончен – по крайней мере, после Механики свободы я уже уверена, что способна осилить нечто масштабное, не забросив на полпути.

Третье важное начинание, которое находится в самом разгаре – это написание уже моей собственной книжки про анкап. Полностью готова первая часть, содержащая очерк либертарианского мировоззрения, пишется вторая – про жизнь при анкапе. Чем чёрт не шутит – может, и её сумею закончить в 2022 году.

Ну а что до показателей канала, то их можно видеть ниже на любезно присланной статботом открытке. По числу читателей вышла на плато, канал получился середнячком, и вряд ли без агрессивного маркетинга будет расти заметными темпами. Меня это сейчас уже не особенно колышет, потому что нашлись другие интересные занятия. Опять же, мои читатели оказались хоть и невелики числом, зато легки на подъём: среди переселенцев в Монтелиберо больше половины вошли в проект именно через мой канал, что, конечно, лестно. Надеюсь, эта тенденция продолжится и впредь.

Поздравляю всех либертарианцев с наступающим новым годом. Не бойтесь браться за амбициозные проекты, держитесь друг друга, и не забывайте, что на фоне основного противника мелкие внутренние раздоры ничего не значат.

2020, итоги

Год был ужасен. Канал почти не прибавил в подписчиках, публикации стали реже, да и вообще начал ощущаться кризис жанра. Видеокурс по либертарианству на канале Libertarian Band забуксовал ещё весной, и вскоре оборвался на полуслове. На вопросы я сейчас отвечаю довольно неохотно, потому что, по сути, на всё уже ответила, а повторяться неохота. Комментирование со своей колокольни каких-то текущих событий – единственная отдушина, но это довольно вторичный продукт, и полностью сосредоточиваться на нём не хотелось бы. Остаются переводы, но и ими перекармливать подписчика вредно.

В такой ситуации, конечно, нужно начинать какой-то новый проект, по возможности с сохранением имеющихся наработок.

Самое очевидное – это систематизация уже написанного, в виде единого связного текста о либертарианстве. У проекта есть явный минус. Таких книг написано уже много, среди них нет ни одной идеальной, и моя явно таковой не станет.

Другое направление – вместо книги сделать вики, чтобы можно было на любой термин или понятие посылать человека по конкретному адресу, и тем пресекать большую часть споров об определениях. Минус – такую деятельность не очень удобно освещать в канале. Другой минус – вики это движок по децентрализованному созданию контента, так что либо будет получаться медленно и уныло в одно рыло, либо этот пранк быстро выйдет из-под контроля.

Ещё многие сетуют на серьёзный недостаток либертарианской беллетристики, и это потенциально очень богатая делянка. Правда, боюсь, что у меня это будет получаться даже более ходульно, чем у Айн Рэнд. Надо пробовать.

Короче говоря, я завершаю этот год в полном творческом раздрае, и больше всего удивляет, что до сих пор находятся какие-то сумасшедшие, которые мне донатят. С донатами действительно работается гораздо веселее, но это очень странно, когда кто-то верит в тебя сильнее, чем ты сама.

Техническое

31 мая мне поступил донат в 250р за вопрос, но сам вопрос не пришёл. Позавчера был задан вопрос о том, когда я уже отвечу. Я прошу прощения у автора вопроса за этот странный сбой и предлагаю продублировать вопрос, чтобы я смогла ответить. Примерная тематика вопроса мне известна, но хотелось бы точную формулировку.

Размышления на двухлетие проекта

Два года назад в рамках этого проекта был опубликован первый пост. Канал тогда назывался ЛПР-тян, и выглядел, как довольно кринжовая ролевая игра в девочку, которая говорит про себя, что она – политическая партия.

Постепенно канал отстраивался от этого странного образа; процесс ускорился с уходом основателя проекта. Сейчас канал куда респектабельнее, но растерял часть драйва. Главной фишкой проекта были ответы на вопросы, но за два года, в сущности, ответы на все основные вопросы давно даны, а на некоторые – и не по разу. Заниматься самоповторами как-то странно; впрочем, свежий канал Либертарианский агрегатор, похоже, затеял пройтись по истории моего канала и порепостить наиболее удачные посты, за что ему, конечно, спасибо.

Поэтому сегодня акцент в моей деятельности сместился к тем вещам, которые раньше были скорее побочными: переводы книжек, сценарии к циклу видеороликов, сотрудничество с сетью других антигосударственных проектов. Я ощущаю свою нарастающую востребованность как либертарианской активистки, но при этом востребованность телеграм-канала скорее падает; это видно по силу просмотров. Год назад у канала было 848 подписчиков, но среднее число просмотров составляло 70% от аудитории. Сейчас подписчиков 1860, но число просмотров упало до 40%.

Самой востребованной моей компетенцией остаётся не столько умение сочинить что-то своё, сколько способность переработать чужое и подать в более привлекательной форме. Так что я продолжу эту своеобразную кооперацию с теми, кто имеет много свежих мыслей, но испытывает трудности с их подачей. Сюда же относятся ответы на вопросы типа “что ты думаешь о таком-то талмуде?” Я хотела бы время от времени выкладывать обзоры на разные объёмные вещи, но на ознакомление с ними уходит ужасно много времени, так что только за денежку.

Изначальная модель монетизации канала была узкой: ответ на вопрос, сопровождаемый донатом, давался гарантированно и вне очереди. Постепенно акцент сместился просто к донатам на развитие канала и к целевым взносам на перевод книжек. Изначально предлагалось просто перечислять биткоины, сейчас доступно гораздо больше вариантов, от банальных рублей, до продвинутой оплаты биткоинами по протоколу лайтнинг. Этот последний способ крайне рекомендую осваивать, потому что со временем всё равно придётся. Все инструкции на этот счёт я выложила, они несложные.

С конца апреля я затеяла странный эксперимент – завела личный блог. Подписка платная, и хотя я регулярно туда чего-нибудь пишу о себе, всё-таки это в первую очередь возможность поддержать основной канал – я далека от мысли, что сами по себе мои личные измышления достойны ежемесячных взносов. Пока что пишу аж для целых трёх читателей, подписавшихся на 200р в месяц, а на уровень 1000р в месяц и вовсе пока никто не подписался. Впрочем, мне пока нравится сам процесс ведения личного блога, так что я продолжу это занятие, даже если читателей намного больше не станет, такое вот хобби внутри хобби.

Мне по-прежнему хочется в дополнение к созданию текстового контента заниматься чем-то более практическим, но так до сих пор ничего конкретного не пришло в голову. Всё-таки социальное предпринимательство – это отдельный талант.

Пост вышел довольно минорным, в соответствии с общей обстановкой вокруг, и хорошо бы, чтобы это вот подспудное раздражение копилось у людей не напрасно.

Завела личный блог

Мне несколько раз предлагали завести патреон или ещё какую-нибудь систему предоставления премиального контента за регулярные пожертвования. Идея получать регулярные пожертвования мне, безусловно, импонирует (хотя неясно, что мешает читателю просто регулярно жертвовать без обращения к сервисам-посредникам) – но я долго не могла сообразить, какой такой премиальный контент я готова предлагать. Делиться с платными подписчиками более умными мыслями, а с бесплатными – менее умными? Ну, такое…

Потом пришла в голову одна идея. В своём основном канале, на сайте и во всех привязанных к нему соцсетях я рассказываю о либертарианстве, сама же обычно остаюсь за кадром. Так что в качестве премиального контента я могла бы как раз давать какой-то свой личный взгляд на окружающий мир – в общем, разные вещи, которые не лезут в формат канала про либертарианство.

Так что я завела себе лайв-канал на сервисе boosty (выбран по банальным экономическим соображениям – берёт за посредничество меньше, чем конкуренты: 7%, плюс комиссия платёжной системы). Туда буду выкладывать всякое личное, стараясь тем не менее не допустить своей деанонимизации. Уровень подписки всего один, 200 рублей в месяц, и пока не вижу, зачем бы стоило делать больше. Если будут пожелания, о чём ещё там можно было бы писать, подписывайтесь и сообщайте об этом в комментах. Как вы знаете, я всегда очень ценю мнение тех, кто готов подкреплять его деньгами, и стараюсь исполнять такие просьбы.

Корона-тян

До меня всё-таки добрался короновирус. Внимательный читатель мог заподозрить это по содержанию недавних постов в канале, но результаты теста пришли только сегодня.

Основные симптомы: тянет на обнимашки с этатистами, затруднена самоизоляция. Потребности в искусственной вентиляции сознания пока не испытываю.

Хотя канал и продолжает работу в прежнем режиме, теперь по умолчанию предполагается, что посты созданы мной в соавторстве с короновирусом – если не указано обратное.