Кому выгодна борьба с насилием. Новый ролик от Libertarian Band.

Под конец года Libertarian Band всё-таки запилила финальный ролик цикла про насилие. Он получился немного расслабленным и ободряющим, как раз то что надо в конце декабря. Дескать, да, насилие это, конечно, проблема, но это для многих проблема, и многим выгодно её решить. А поскольку технически она выглядит решаемой, то раз уж есть и цель, и средства, то, конечно, она будет решена.

У меня две основных претензии ко всему циклу. Во-первых, он довольно беспредметен. Проблема насилия в целом — это как проблема бедности в целом. Людей скорее волнует личная безопасность и личное же благосостояние, а если рассуждать о макропараметрах, это сильно снижает вовлечённость. Во-вторых, постулируемое разделение самообороны и мести во многом искусственное. Соответственно, говорить о том, что первое богоугодно, а второе нет — неизбежно будет порождать споры: почему, собственно, нет, и где граница. Вот меня ударили, я бью в ответ, а мне говорят, что я неправа, месть это плохо, надо действовать ненасильственными методами. Я заявляю, что это была самооборона, а мне отвечают, что какая же это самооборона, если меня уже ударили. Почему разница во времени обмена ударами в одну секунду — это норм, а в один день — не норм?

Тем не менее, личная безопасность коррелирует с общим уровнем насилия, как личное благосостояние с общим уровнем бедности, да и ненасильственные методы решения конфликтов в огромном числе случаев весьма эффективны. Так что до поры до времени адепты подхода, пропагандируемого в этом цикле, остаются мне союзниками. Собственно, ровно до тех пор, пока всеобщее увлечение этим подходом не снизит лично мою безопасность, а до этого пока слишком далеко.

Поддерживаете наказания за «преступления» без жертв? Тогда будьте уже последовательны!

Колонка Битарха

Сторонники вмешательства государства в жизнь общества для запрета определённых действий (продажа и употребление наркотиков, «превышение» скорости, обгон через сплошную линию, организация определённых видов бизнеса типа азартных игр) оправдывают существование в законодательстве статей о «преступлениях» без жертв снижением риска значительного ущерба. Они думают примерно в такой логике: когда ты едешь со скоростью 200 км/ч ты конечно никого не убиваешь, но повышаешь вероятность фатальных последствий. С запретами наркотиков аналогично — этатисты считают что запреты нужны для снижения вероятности «подсаживания на иглу» детей, которые с меньшей вероятностью попробуют наркотики (и нанесут вред собственному здоровью) если их продажа будет запрещена.

К сожалению, у этатистов не хватает ума и знаний понять одну простую вещь — угрожая насилием (чем по факту является любой «закон»-приказ стационарного бандита) вы никогда не понизите количество смертей и нанесения вреда здоровью. Угроза насилием лишь создаёт рыночный стимул создавать сверхразрушительное оружие сдерживания, в том числе оружие судного дня, чтобы насилие в твой адрес было невыгодным для агрессора (в данном случае для государства). Пример северокорейского Кима это отлично показывает (он не стал бы создавать ОМП если бы власти США не дали ему соответствующий стимул через показательный пример расправы над Саддамом Хусейном и Муаммаром Каддафи).

Думаете гос. запрет на продажу «травки» сохранит тысячи жизней? Кого-то может и сохранит, но нужно считать соотношение выгод и издержек. Допустим торговец травкой не простой Вася, а вполне подкован в теории сдерживания. Он грабит хранилище «Вектора» в Новосибирске, а когда государство пытается его «набутылить» угрожает выпустить украденные вирусы. Допустим, вместо признания недопустимости насилия в любой форме (как нужно было бы сделать) власти отправляют спецназ пустить ему пулю в голову. Но он оказался предусмотрительным, спрятав вирусы под видом закладок наркотиков и создав аналог системы «мёртвой руки». После его смерти эти закладки были автоматически выставлены на продажу как обычные наркотики, кто-то их купил, открыл… а там оказалась натуральная оспа. Через несколько дней в мире началась глобальная пандемия, в результате которой погибла треть населения. Вот такой оказалась «цена» спасения жизней наркоманов через угрозу гос. насилием!

Я предлагаю этатистам быть последовательными. Хотите запрета «преступлений» без жертв через гос. насилие? Хорошо, только запрещайте не только наркотики и азартные игры, а вообще всё что повышает риск нанесения ущерба. В первую очередь это создание рыночных стимулов для получения ОМП как оружия сдерживания. В уголовный кодекс можно даже добавить такую статью «Побуждение к разработке и производству оружия массового поражения». Только боюсь вы лично окажитесь первыми фигурантами уголовного дела по ней!

Ненасильственное государство. Новый ролик от Libertarian Band.

Команда, которую я ранее имела честь представлять, выпустила последний ролик, частично основанный на моём сценарии, который, в свою очередь, базировался на одноимённой статье Битарха. На boosty я выложила целую серию итераций того, как сценарий менялся. Следующий ролик уже терра инкогнита, там моих наработок нет, интересно, что у них получится. Если выйдет достойно, то как знать, может, и основной текстовый канал у меня со временем получится кому-нибудь передать.

Читатели недоумевают, почему доля Битарха на моём канале так резко выросла. Тут всё просто, он приобрёл абонемент на такие публикации за 5000р в месяц. Это оказались более удобные для меня условия, чем каждый раз размышлять о том, стоит или не стоит безвозмездно размещать тот или иной предлагаемый им материал. Точно так же я гарантированно отвечаю на вопросы, сопровождающиеся донатами, а на все остальные — уж как получится.

Кстати, о вопросах. Хочу протестировать вот какую модель. Я завела отдельный уровень подписки на boosty, 50 рублей в месяц. Подписчики будут видеть все поступающие мне вопросы и смогут отмечать в комментариях, на какие из них им было бы интересно увидеть ответ. Таким образом, даже если вопрос никаким донатом не сопровождался, платный подписчик сможет его продвинуть (Разумеется, подписчики более дорогих планов такую возможность также будут иметь). Как мы знаем из экономической теории, именно через структуру цен определяется, каковы реальные потребности людей. Посмотрим, как это будет работать в нашем случае.

Неужели ты выступаешь за убийство всех нападающих?

Идею всеобщей вооружённости и неограниченной самообороны нередко критикуют с позиции, по которой это приведёт к росту количества необоснованных убийств. В этом вопросе зачастую прибегают к следующей формулировке: «Неужели ты выступаешь за то, чтобы можно было использовать оружие против человека и тем самым подвергать его бесценную жизнь угрозе просто потому, что он на тебя набросился с кулаками, начал подбегать с угрозами, или ворвался в твой дом? Скорее всего нападающий желает лишь просто ударить, избить или ограбить тебя. Но травмы почти всегда можно излечить, а материальные ценности и вовсе близко не стоят того». Давайте же разберёмся с этим вопросом более подробно.

Люди, которые позволяют себе насильственное поведение, пусть даже не летальное, всё равно являются агрессорами. Насильственные склонности – часть их личности, которую им стоит как можно раньше осознать и приложить все усилия, чтобы побороть. Но если человека устраивает его насильственность, если он не собирается с ней что-либо делать и отказывается от любых предложений помочь ему, то он представляет для других людей лишь большую угрозу, вносящую в их жизни множественные отрицательные экстерналии.

Кто-то может подумать, что по моей логике вообще стоит специально выискивать всех людей, склонных к агрессивному насилию, для принятия превентивных мер. Однако это не так. Нельзя гарантированно узнать, действительно ли человек насильник, пока он своё насилие не проявит на практике. Но даже если человек совершил акт насилия ранее, но не проявляет его сейчас, то на него тоже не стоит нападать с какой бы то ни было целью (наказание, выбивание компенсации, силовое принуждение к психотерапии). В конце концов напав на него, мы сами станем агрессорами, желающими силой подчинять других людей своим порядкам, чем тоже будем вносить отрицательные экстерналии в наши жизни и жизни всех остальных.

Однако если человек здесь и сейчас решил напасть на вас, то безусловен тот факт, что он агрессор и насильник, угрожающий вашей жизни и жизням других людей. Кроме того, своим насилием он показывает, что ему не чуждо силовое принуждение к собственным порядкам, а это уже очень опасная склонность. Уничтожить его – значит избавиться от возникающей от неё угрозы. Представьте, что своими актами агрессии он сможет аккумулировать потенциал насилия. Тогда он получит власть и превратит всех вокруг в собственных рабов. Разве вы можете считать ценной жизнь человека, который сам жизнь ценной не считает и при первой же возможности устроит окружающим его людям рабство или вовсе геноцид?

Я лично не могу. Разумеется, я не стану сам нападать на такого человека, поскольку тем самым я не буду ничем лучше его. Но если он нападёт на меня – я от него избавлюсь, чем сделаю свою жизнь и жизни других людей более безопасными. А если все агрессоры будут уничтожены во время их нападения, то ненасилие в людях и вовсе закрепится чисто эволюционно, ведь только люди, не проявляющие или контролирующие агрессию, смогут продолжить свой род как в биологическом плане, поскольку агрессивные склонности могут быть обусловлены генетически, так и в плане воспитания, ведь у хороших родителей куда большие шансы вырастить и хороших детей, чем у родителей-агрессоров.

Волюнтарист

Финансовая свобода и насилие несовместимы

Сторонникам авторитарно-правых (консервативных) идей стоит задуматься — совместима ли вообще так восхваляемая ими финансовая и экономическая свобода с сохранением физического насилия в обществе?

Довольно большую ошибку допускают те, кто считает, что можно обеспечить свободные экономические взаимоотношения в обществе, в котором допустима насильственная деятельность, а уж тем более существует сильный централизованный орган насилия. Давайте же исправим эту ошибку.

Сразу отметим что проблема гораздо шире чем насилие со стороны государства, а значит одно лишь уничтожение стационарного бандита никак её не решит. Проблема в самом агрессивном насилии как таковом, вне зависимости от его источника. Общественность только будет продолжать поддерживать государства в усилении финансового контроля, пока существует угроза финансирования насильственной деятельности, например, терроризма. И даже в безгосударственном обществе люди, боясь стать жертвами насилия, продолжат давить уже на свободные и независимые финансовые структуры, чтобы те тоже как можно сильнее контролировали поток финансов. Да и сами структуры заинтересованы в контроле, поскольку насилие им тоже угрожает.

Возможно вы слышали про случаи когда некоторые европейские банки добровольно блокировали счета криптовалютных трейдеров из-за подозрения в финансировании терроризма, хотя трейдеры предоставили все требуемые по законодательству документы в рамках процедуры AML/KYC. Государство не принуждало банки это делать, но они, тем не менее, решили всё же отказаться от части прибыли ради снижения потенциального репутационного ущерба для себя (в случае если криптовалюта действительно была получена за джихадизм или наёмные убийства и это потом всплыло бы, с этими банками не захотели бы вести дела заботящиеся о своей репутации клиенты, пускай даже с точки зрения гос. законов банки всё сделали правильно).

Также не забывайте что в обществе с нерешённой проблемой насилия финансовый контроль неизбежно будет расти с развитием научно-технического прогресса, ведь потенциальные насильники будут иметь всё больше возможностей в нанесении значительного вреда, например, используя очень ёмкие энергоносители, новые виды взрывчатки, или даже биологическую угрозу в виде намеренного вирусного заражения (синтезаторы ДНК становятся всё доступнее с каждым годом).

К чему же это всё приведёт? А к тому, что многие рыночные агенты, находясь в страхе, будут максимально тщательно проверять происхождение средств любых вступающих в сделки с ними субъектов. Кто ведь захочет совершить сделку с человеком, зарабатывающим свои деньги на продаже взрывчатки террористам, и тем самим ставящим его же жизнь под угрозу?

Как результат, транзакционные издержки будут только расти, а любые неточности и подозрения будут приводить к блокировке банковских счетов и изъятию средств подозрительного человека, лишь бы точно обошлось без насилия. Многие могут попасть под раздачу просто так (проблему «ложных срабатываний» никто не отменял). Это явно затормозит экономику, сделает её довольно неэффективной, что в итоге приведёт к сильному падению благосостояния людей и торможению прогресса. И не поможет даже использование неподконтрольных финансовых инструментов, например, криптовалют, ведь от них тоже не будет толку, если большинство агентов в экономике не захотят их принимать, опять же, опасаясь насильственного происхождения.

Консерваторы могут возразить — вот для сдерживания насилия и нужно сильное государство. Они считают, что если его правильно оформить, в ограничивающие разрастание конституционные рамки, то можно обеспечить как экономическую свободу, чтобы люди могли беспрепятственно зарабатывать деньги и заниматься предпринимательской деятельностью, так низкий уровень насилия.

Однако сильное государство не может обойтись без финансового контроля, ему для своего существования нужны огромные средства, которые можно получить только взимая большие налоги с людей и предприятий, а также используя монопольные привилегии в значительной части экономических сфер. Сильное государство несовместимо со свободной экономикой. И даже слабое минимальное государство тоже, поскольку оно всегда вырождается в сильное государство, политиков невозможно остановить в расширении своих полномочий, мы это хорошо можем наблюдать в течении всей истории государств. Даже самые либеральные на первый взгляд государства, как, например, Швейцария, с каждым днём усиливают экономический контроль над своими гражданами.

Тем более у политиков есть заинтересованные группы людей, поддерживающие их, и много оправданий для усиления контроля – это и расширение государственной социальной программы, и увеличение обороноспособности, и якобы развитие экономики. Последнее самое абсурдное, что только можно придумать — как это насильственное изъятие из экономики средств путём налогообложения её участников, а также жёсткое ограничение их деятельности в определённых экономических сферах может помочь ей развиваться? Нонсенс! Но некоторые заинтересованные группы следуют и за таким нонсенсом.

Думаю теперь должно быть понятно, что борьба с насилием как явлением в целом является критически важной для достижения финансовой свободы и всех сопутствующих ей положительных аспектов. А общественные модели, допускающие инициацию насилия, будь оно государственно-монопольным и централизованным, или же частным и независимым, финансовой свободе явно противоречат.

Битарх

Самая недооценённая опасность – вирусное уничтожение человечества как результат насильственных склонностей человека

В современном мире борьба с таким явлением, как насилие, играет критически важную роль, поскольку мы вполне можем столкнуться с применением вооружения крайне разрушительных масштабов. И я говорю далеко не о ядерном оружии. Даже самой сильной ядерной боеголовки хватит лишь для разрушения и радиационного загрязнения небольшого города и его окрестностей, и даже множественное использование ядерных зарядов в худшем случае уничтожит лишь часть человечества, повысит уровень онкологических заболеваний, снизит качество жизни и на время остановит технологический прогресс, но немало людей переживут подобное и у них будет шанс справиться со сложившейся ситуацией.

Не нужно также думать, что вооружение, действительно способное уничтожить человечество – это лишь перспектива будущего, к которой нам ещё далеко. Обычно такое вооружение представляют в виде очень мощного источники энергии, например антивещества, которого даже в небольшом количестве хватит, чтобы полностью уничтожить биосферу целой планеты. Конечно, с насильственными склонностями у людей стоит бороться и ради того, чтобы в будущем не было психов, способных такое устроить, хотя при настолько развитых технологиях скорее всего не будет проблемы с проведением генетической терапии и модификации эмбрионов, нацеленных на борьбу с насильственными склонностями как с врождённым заболеванием, чем при нынешнем уровне прогресса заняться невозможно. Тем не менее это нужно и против угрозы, которая существует сейчас.

Но что это за угроза? Довольно очевидная, но многими недооцениваемая угроза вирусного уничтожения человечества. Посмотрите на то, что происходит сейчас. Даже относительно слабого коронавируса, уровень заразности и летальности которого и близко не достигает значений, способных поставить человеческую цивилизацию перед катастрофическими потерями, и уж тем более её уничтожением, всё же хватило, чтобы устроить немалый переполох и продемонстрировать неспособность людей справиться с вирусной угрозой достаточно эффективно. Кроме того, не забываем, что производство вакцины в целом дело очень требовательное к времени и ресурсам.

Однако, при чём здесь насильственные склонности людей? При том, что в современных условиях устроить искусственную пандемию, даже намного серьёзнее коронавирусной, вовсе не составляет труда. В исследовательских лабораториях хранятся разнообразные образцы вирусов, в том числе и довольно опасных. Кроме того, у них есть возможности создания искусственных (синтетических) вирусов, более заразных и смертоносных чем те, что возникли в естественной среде.

Теперь представим несколько сценариев, способных привести к непоправимой катастрофе. Например, работник одной из таких лабораторий, имеющий агрессивные склонности, осознает доступную ему силу, захватит образцы вирусов, спрячет их в разных местах и будет угрожать тем, что выпустит их, если человечество не пойдёт на его уступки. Или же лаборатория будет захвачена группой людей, тоже имеющих интерес подчинить всех своим условиям, или, что хуже, исполнить пророческий сценарий об апокалипсисе какого-нибудь фанатика. И не нужно говорить, что эта проблема решится, как только правительства осознают всю опасность подобных сценариев и решат значительно усилить охрану подобных объектов. Мобилизация силы только продемонстрирует всем заинтересованным и имеющим агрессивные склонности лицам то, где они могут получить силу для реализации своих планов, также усиление контроля повысит уровень стресса у населения и работников объекта, что лишь усилит подобный риск. Не забываем и о том, что правительства могут переживать кризисы, и кто-то может воспользоваться ослаблением контроля и суматохой во время одного из них. Также кто-то может попытаться собрать набор патогенов медленно, но уверенно, в разных местах и разных удобных ситуациях, храня их у себя в течении длительного времени до тех пор, пока не наберётся необходимое их количество.

Дальше дело не особо сложное – псих, захвативший образцы вирусов, либо добивается, фактически, всеобщего рабства перед его силой и установления тоталитарных насильственных порядков, либо же выпускает их на свободу. Если возбудители будут не особо опасными по отдельности, но их будет очень много, и они будут выпущены в разных местах, то людям придётся бороться одновременно со всеми ними. А теперь представьте, насколько это сложно, если борьба даже с одним коронавирусом потребовала множества усилий и, тем не менее, не была достаточно эффективной, чтобы избавиться от него хотя бы в какой-то мере в течении уже около десяти месяцев с начала пандемии.

Кроме того, псих может выпустить лишь один вирус, однако уже лабораторной разработки. Представьте, допустим, лабораторную модификацию ВИЧ, способную выживать вне человеческого организма, а значит передаваться через касания, общее пользование вещами и воздушно-капельным путём. Учитывая, что у такого вируса, как и у ВИЧ, будет довольно большой инкубационный период, может пройти много времени, пока его заметят, однако из-за эффективных путей распространения будет уже поздно – почти все уже станут заражёнными.

На мобилизацию ресурсов ради разработки вакцины и эффективного лечения тоже надеяться не стоит. В случае борьбы с большим количеством вирусов одновременно придётся вести сразу множество исследований и разработок при наличии одной и той же ресурсной базы, что сильно снизит эффективность каждого исследования по отдельности. А сценарий одного искусственно выведенного опасного вируса может быть катастрофическим из-за самой природы вируса, трудно поддающейся исследованию и лечению. Не забываем, что природа того же ВИЧ не позволяет изобрести против него вакцину уже в течении десятков лет, поскольку он поражает иммунные клетки, которые в случае других вирусов используются для борьбы с ними, но не могут противостоять ВИЧ из-за собственной заражённости. Единственный случай излечения произошёл во время пересадки костного мозга заражённому от человека, имеющего врождённую мутацию, не позволяющую закрепляться ВИЧ на иммунных клетках. Однако таких людей совсем мало, полученного с них материала не выйдет использовать для массового лечения. Поэтому, собственно, не сработает и сценарий из многих фильмов о пандемии, в которых после нахождения «нулевого» пациента используются антитела, выработанные в его организме, для излечения всех, так как, опять же, количество материала очень и очень ограничено, а вирус тем временем убивает тысячи заражённых и ещё тысячам и миллионам людей передаётся.

При очень стремительной и разрушительной пандемии невозможность противостоять ей обуславливается ещё и тем, что в таких условиях инфраструктура производства и поставки необходимых для этого средств сильно пострадает, а то и вовсе будет разрушена. Даже если учёные в лаборатории и те, кто их охраняет, не разбегутся от страха и паники, у них будут трудности с получением необходимых для проведения исследований и разработки материалов, возможно у них даже возникнет дефицит базовых благ, например еды, что сделает невозможным дальнейшее ведение их деятельности.

Думаю, больше не должно быть сомнений перед тем, насколько угроза вирусного уничтожения человечества реальна и катастрофична. Если какой-то из перечисленных мною сценариев совершится, то 99% людей ждёт вымирание, а оставшийся 1% хорошо спрятавшихся или имеющих врождённую защиту вряд ли сможет возродить человеческую цивилизацию, даже если эти люди выживут, им придётся начинать свой путь с самого нуля да и ещё в мире, в котором повсюду лежат остатки патогенов.

Именно поэтому необходимо бороться с насилием как явлением в целом, результатом чего станет искоренение насильственных склонностей у всего человечества. Важно продвигать идею вирусного уничтожения человечества, чтобы люди уже сейчас понимали серьёзность положения и могли начать действовать. Возможно избавиться от насильственных склонностей получится с помощью биологических технологий, например той же генетической терапии, нацеленной на искоренение насильственных склонностей так же само, как вакцинация нацелена на защиту от заражения вирусом. Однако данный метод сомнителен из-за недостаточного уровня развития технического прогресса в данный момент. Поэтому наиболее реалистичным сценарием будет выравнивание Баланса Потенциала Насилия – достижение состояния, в котором разные субъекты имеют приблизительно одинаковые возможности в нанесении друг другу неприемлемого (в том числе и летального) ущерба. В таких условиях люди, не имеющие сильных насильственных склонностей, смогут продолжать свою жизнь, и у них будет меньше стимулов склоняться к проявлению актов насилия. А те, кто без насилия жить не может – полезут своим же нападением на других людей на рожон, будут ликвидированы и не дадут потомства. Этот сценарий исходит из схемы, выведенной этологом Конрадом Лоренцом, с которой вы можете подробно ознакомиться здесь.

Под конец не забуду сказать, что достичь избавления от насильственных склонностей нужно успеть до того, как кому-то, имеющему доступ к лабораторным вирусам или возможность их захватить, придёт в голову идея использовать их в своих целях. Иначе катастрофа неизбежна.

«Месть — рискованное дело, потому что, если враг настолько опасен, что причинил тебе вред, вряд ли он примет наказание без сопротивления.» Стивен Пинкер.

Битарх и Волюнтарист после консультации с профессиональным биологом

Бить будем по паспорту, а не по морде

В связи с последними публикациями от Битарха насчёт построения ненасильственного общества хотелось бы порекомендовать всем к просмотру аниме-сериал Психопаспорт. Вышло три сезона, плюс какие-то боковые сюжеты, я пока отсмотрела только первый.

Главный герой сериала — околоминархистское общество, в котором разработан эффективный метод профилактики насилия, только не через генную модификацию и БПН, как предлагает Битарх, а через создание Большого Брата, умеющего в экспресс-диагностику склонности к насилию. Во всё остальное государство по сюжету особенно не вмешивается, хотя в области материального производства там непонятно, то ли рыночек, то ли социализм — в условиях роботизированного изобилия легко перепутать.

Сериал — умный. Цитируются Вебер, Шекспир, Паскаль, Фуко, обсуждаются Уильям Гибсон и Филипп Дик — короче, такое и Екатерине нашей Шульман не стыдно порекомендовать, хотя она и предпочитает продукцию студии Пиксар. С непривычки смотреть может быть тяжеловато, я втянулась со второй попытки — но это определённо стоит потраченного времени.

Корпорации против насилия

Многие считают что проведение эффективных кампаний по искоренению агрессивного насилия из общества невозможно лишь за счёт деятельности волонтёров. Однако искоренение насилия выгодно не только тем, для кого оно является личным интересом, это также выгодно высокотехнологичным предпринимателям и корпорациям. Сейчас мы разберёмся почему они обязательно вложатся в подобную инициативу.

Перед тем, как ответить на данный вопрос, нам стоит разобраться с текущим положением дел касательно Научно-Технического Прогресса (НТП). Можно перечислить три дальнейших сценария:

1) Отказ от НТП. В таком случае ограниченных ресурсов нашей планеты не хватит для обеспечения потребностей человечества, даже если количество людей сократится и они станут меньше потреблять. Всё равно ресурсы закончатся, просто немного позже. Кроме того, существованию Земли отведено ограниченное время. Отказ от НТП в любом случае означает вымирание человечества.

2) Продвижение НТП без искоренения насилия. Но НТП неизбежно связан с ростом потребляемой энергии и созданием потенциально-опасных технологий. Можно ожидать, что в будущем это приведёт к массовому распространению очень ёмких, но при этом опасных источников и носителей энергии, например, атомных батареек, или даже антивещества. Очевидно, в таком случае любой человек сможет устроить локальную, а то и даже глобальную катастрофу.

3) Продвижение НТП неразрывно связано с искоренением насилия. Опасные и энергоёмкие технологии больше не угрожают людям, наоборот – они служат их развитию и выживанию человечества в целом.

Очевидно, приемлемым может быть только и только третий сценарий. Но при чём здесь предприниматели и корпорации? А всё просто. Им этот сценарий тоже самый выгодный, притом даже чисто в денежном плане. На продаже продуктов, в основе которых лежат опасные технологии, можно заработать очень большое состояние. Представьте сами, сколько прибыли принесёт, допустим, продажа летающих автомобилей со встроенным ядерным реактором, синтезаторов ДНК (хоть эта технология не грозит большим взрывом, но с её помощью можно вывести какой-нибудь смертельный вирус), или же частного транспорта для космических путешествий?

Конечно, кто-то скажет, что до таких технологий ещё далеко. Но вовсе не важно, близки ли мы к этому, или далеки. Всё равно момент, когда к подобным изобретениям останется сделать лишь один шаг, рано или поздно наступит, а возможно он наступил уже сейчас. Преградой дальнейшему прогрессу станут государственные регуляции, да и в целом страх перед катастрофическими последствиями введения новых технологий в эксплуатацию. Критически важный для выживания человечества НТП прекратится.

Но что ещё важно, в рамках рассматриваемой нами темы, так это потеря прибыли предпринимателями и корпорациями. Они не смогут продавать то, что нельзя продавать из-за запретов или страхов. Но от потенциальной прибыли отказаться они не смогут. Именно поэтому можно уверенно ожидать, что инициатива по искоренению насилия найдёт среди них поддержку, они обязательно вложат в такое дело много средств, поскольку в итоге это всё с лихвой окупится!

Кстати, по перечисленным выше причинам корпорациям невыгодно самим становится насильственными агентами (например, государствами) ибо это неизбежно приведёт к применению опасных технологий, что, в свою очередь, уничтожит весь их бизнес.

Битарх

Баланс Потенциала Насилия

Баланс Потенциала Насилия (БПН), точнее, равномерное распределение потенциала насилия — это определённое состояние в обществе, при котором любой человек способен нанести другому неприемлемый ущерб в локальной стычке. Для простоты, БПН можно рассматривать как максимально-всеобщую вооружённость в обществе, где абсолютно каждый житель определённой территории имеет оружие для личной самообороны, например, пистолет или даже такое эрзац-оружие как ослепляющий лазер или дротик с ядом, желательно несколько единиц, чтобы было невозможно кого-либо обезоружить. Предполагается, что жители данной территории имеют возможность (скорее обязанность в форме культурной нормы) иметь оружие, основываясь на своих физиологических возможностях без каких либо юридических барьеров (например, возраста, гражданства, «судимостей» за нежелательную с точки зрения государства деятельность) и финансовой нужды (волонтёры и высокотехнологические корпорации помогут бедным получить оружие бесплатно, как сейчас помогают с вакцинацией в бедных странах, ведь это выгодно для них самих в том числе).

Зачем нужен БПН? Для искоренения физического насилия из общества. Это позволит значительно повысить качество жизни и благосостояние населения, убрать тиранию как стационарного бандита (государства), так и преступной мафии и гастролирующих бандитов, дать спокойно развиваться научно-техническому прогрессу, не опасаясь глобальной катастрофы.

Каким путём БПН уменьшит/искоренит насилие? Множеством различных способов:

1) Классическая доктрина сдерживания («deterrence by punishment») против рациональных агрессоров. Зная что жертва насилия может нанести агрессору неприемлемый ущерб, в том числе даже убить, агрессор хорошенько подумает и решит, что выгода от насилия будет меньше издержек и в конечном счёте откажется от насилия.

В дикой природе есть хороший пример такой модели — дикобразы. В местах обитания дикобразов также часто проживают гепарды, которые по физической силе превосходят их в сотни раз. Но вот что удивительно: гепард теоретически может загрызть и съесть дикобраза, но практически никогда этого не делает. Бывают отдельные глупые особи которые на это решаются, но в результате либо погибают, либо получают такие повреждения что больше никогда не осмеливаются повторить попытку.

2) Сдерживание через недопущение («deterrence by denial») против государств-захватчиков. Власти такого государства ставят конкретную цель — завоевать территорию и подчинить её жителей. Агрессор конечно может сбросить ядерную бомбу, но радиоактивная земля без жителей не стоит ровно ничего. А вот для политической элиты агрессора это конец ибо собственное население разорвёт их на куски за такой поступок. Также это создаст опасный прецедент допустимости применения ОМП против мирных жителей и легитимизирует создание стратегического оружия сдерживания всеми, кто на это способен (уже сейчас даже студент-биохакер способен размножить смертельный вирус и не делает этого лишь по моральным соображениям).

3) Невозможность создания и поддержания насильственно-иерархической структуры в обществе с БПН. В таком обществе становится невыгодным применение насилия локально между людьми, соответственно, нельзя создать и поддерживать более крупную иерархию доминирования (например, государство) путём последовательной аккумуляции ресурсов в формате «военного гегемона».

Например, агрессор Вася, имея всего лишь пистолет нападает на Петю, чтобы использовать его ресурсы для покупки автомата Калашникова. С помощью него можно напасть с удвоенной силой на Сашу, купив на отнятые у него ресурсы танк. Используя этот танк можно с утроенной силой атаковать миллиардера Ваню, который даже может позволить себе серьёзную охрану, и на полученные ресурсы нанять крупную армию для завоевания всей страны. Но в случае всеобщей вооружённости (равномерного БПН) Вася будет уничтожен в самом начале своего кровавого пути.

Вот представьте, что было бы если «инопланетяшки» в 1960-е устроили бы «дождь из пистолетов» над Питером? Подросток Пыня, который был склонен к насилию от рождения, с вероятностью близкой к 100% погиб бы в стычке на следующий день и вопрос как с ним бороться сейчас просто не стоял бы на повестке. 

4) Форсирование естественного отбора, удаляющего склонных к насилию из популяции. Проанализировав множество различных видов, биолог Конрад Лоренц нашёл интересную закономерность — у видов животных, имеющих сильную врождённую вооружённость (например, ёжиков, ядовитых змей и насекомых), дающую возможность очень эффективно наносить неприемлемый ущерб любому противнику в стычке, выработалась врождённая внутривидовая мораль неагресии (если точнее — инстинкт отвращения к инициации физического насилия против особи собственного вида), поскольку иначе выживание вида находилось бы под угрозой. Это произошло в результате того, что наиболее склонные к насилию особи были уничтожены во время проявления актов агрессии и тем самим не смогли дать потомства. У человека же такой морали неагрессии не выработалось, поскольку он не является сильно вооружённым от природы видом, смертность драк лишь на голых кулаках без использования каких-либо дополнительных средств очень низка, поэтому отсутствовало давление естественного отбора на выработку данного признака. Если точнее, такой нейробиологический механизм у вида homo sapiens тоже присутствует, только в очень слабой форме. Но если выровнять БПН в обществе, то давление естественного отбора усилит его и у homo sapiens до уровня высоковооружённых видов, ведь носители вариантов генов, которые в меньшей степени вызывают у человека отвращение к инициации насилия, будут удаляться из популяции даже не успев передать их следующему поколению.

Битарх

Ради высшего блага

Битарх попросил прокомментировать его статью про защиту собственности в обществе, искоренившем насилие, только не очень сильно придираться.

Напомню, что основная идея у Битарха в следующем. Стоимость оружия уменьшается, его разрушительная мощь увеличивается, дальше мы экстраполируем график числа мужей от времени и получаем, что через некоторое время одному человеку окажется под силу лёгким движением руки уничтожить всё человечество. Чтобы этого не допустить, Битарх предлагает заранее связать людям руки, они не смогут совершать ими лёгкие движения, и тогда человечество будет спасено.

Как вязать руки? Требуется поголовное вооружение. В этом случае любое посягательство на жизнь другого человека должно приводить к мгновенному уничтожению агрессора. В таких условиях рациональные агенты ни на чью жизнь посягать не посмеют.

Но есть проблема: помимо посягательств на жизнь, бывают ещё посягательства на собственность, а право собственности — это предмет соглашения между людьми, и оно может оспариваться. Поэтому Битарх постулирует: применять насилие для защиты своей собственности — недопустимо. Предлагают выбрать кошелёк или жизнь — можно выбрать жизнь, а при попытке покушения на жизнь уничтожить покушающегося. Но если, скажем, ваш временно пустующий дом заняли какие-нибудь сквоттеры, то жопа. В лучшем случае можете попросить коммунальщиков отрубить им свет. И то непонятно, пойдут ли они вам навстречу, если сквоттеры оплачивают электричество.

Как решать подобные проблемы? А как хотите, — отвечает Битарх, — это ваши проблемы, лишь бы без насилия. И приводит в качестве воодушевляющего примера байку про то, как государства под страхом насилия запретили использование ДДТ, вместо того, чтобы предоставить это рыночку. При помощи государственной дубинки победили ДДТ, победили озоновые дыры, побеждаем глобальное потепление и короновирус, побеждаем здравый смысл — справимся и с насилием.

Этатизм — это интеллектуальная болезнь, при которой человек ставит предполагаемые ценности умозрительных коллективных субъектов выше реальных индивидуальных ценностей.

Будьте здоровы!